Category: происшествия

Category was added automatically. Read all entries about "происшествия".

ДА ОБНОВИТСЯ РУССКАЯ ЗЕМЛЯ И ДА ВОССТАНЕТ СВЯТАЯ РУСЬ!





"Да не утратим помалу, неприметно той свободы, которую даровал нам Кровию Своею Господь наш Иисус Христос, Освободитель всех человеков".

8-е правило III Вселенского Собора

"Два убо Рима падоша, а Третий стоит, а четвертому не быти".
Старец Филофей


Тропарь Русских Святых,глас 8

    Я́коже плод кра́сный Твоего́ спаси́тельнаго се́яния, земля́ Росси́йская прино́сит Ти, Го́споди, вся Святы́я, в той просия́вшия. Тех моли́твами в ми́ре глубо́це Це́рковь и страну́ на́шу Богоро́дицею соблюди́, Многоми́лостиве.


«Русское Небо, Русские Святые зовут нас быть с ними, как они с нами. Зовут приобщиться духу вечной жизни и того духа жаждет весь миp.
Восстановленная Россия нужна всему мipy, от которого отошел дух жизни и он весь колеблется в страхе, как перед землетрясением.
Россия ждет Христолюбивого воинства, Христолюбивых Царей и вождей, которые поведут русский народ не для славы земной, а ради верности Русскому Пути Правды.
"Не нам, не нам, а Имени Твоему".
В покаянии, в вере, в очищении, да обновится Русская земля и да восстанет Святая Русь!».

Святитель Иоанн Шанхайский

"Я предвижу восстановление мощной России,еще более сильной и могучей.
На костях Мучеников,как на крепком фундаменте, будет воздвигнута Русь Новая - по старому образцу,крепкая своею верою во Христа Бога и Святую Троицу - и будет по завету князя Владимира, - как единая Церковь".

Святой праведный Иоанн Кронштадтский

" ... настоящий терракт, как положено... как в Беслане".

Опять горе в России - страшная трагедия в Керчи...

Упокой, Господи, души невинно убиенных, ослаби, Боже, боли и страдания раненых, даруй им скорое изцеление!
Подай, Господи, силы и умение врачующим, утешение сердцам скорбящих и горько плачущих!
Господи, помилуй нас!
Матерь Божия, заступись перед Сыном Твоим за народ русский, помоги нам!
Нет сил больше видеть, как уничтожается народ Твой!

Мертвых засадный полк.Татьяна Вольская

Вот он плывет над нами – призрак, Бессмертный полк,
В гулком «Ура!» - как будто грохот «Катюш» не смолк.
Дедушки черно-белые, глянцевые отцы,
Ветер лижет их лица – на палочках леденцы.
Все мы на запах Победы слетаемся, как на мед,
И мертвецы над нами тихо плывут вперед,
В будущее. Молчали деды – придя с войны.
Внуки пригубят крови дедовой – и пьяны,
Столько ее разлито – рядом ли, вдалеке –
Все мы стоим по шею в теплой ее реке.
Волны ее упруги: здесь, посреди реки,
Все поневоле братья, на берегу – враги.
Завтра пойдут колонной дети – и встретит их –
Черной икрой ОМОНа площадь: не для живых!
Вот сгорят они в танке, примут последний бой –
Мы их наденем на палки и понесем над собой.
Будем любить их нежно, в мутном глазу – слеза,
Будем любить их – павших, ну а живых – нельзя.
Вязкое солнце льется, брызжет багряный шелк.
Главная наша надежда – мертвых засадный полк.

https://www.facebook.com/tatiana.voltskaya?fref=ufi

"Что такое война?" А.Шумилин

Войну нельзя представить по сводкам Информбюро. Война — это не душещипательное кино про любовь на «фронте». Это не панорамные романы с их романтизацией и лакировкой войны. Это не сочинения тех прозаиков-«фронтовиков», у которых война — только второй план, фон, а на переднем, заслоняя всё пространство в кружевах литературных оборотов и бахроме, стоит художественный вымысел. Это не изогнутая стрела, нарисованная красным карандашом и обозначающая на карте остриё главного удара дивизии. Это не обведенная кружочком на карте деревня...
Война — это живая, человеческая поступь солдата, — навстречу врагу, навстречу смерти, навстречу вечности. Это человеческая кровь на снегу, пока она яркая и пока ещё льётся. Это брошенные до весны солдатские трупы. Это шаги во весь рост, с открытыми глазами — навстречу смерти. Это клочья шершавой солдатской шинели со сгустками крови и кишок, висящие на сучках и ветках деревьев. Это розовая пена в дыре около ключицы — у солдата оторвана вся нижняя челюсть и гортань. Это кирзовый сапог, наполненный розовым месивом. Это кровавые брызги в лицо, — разорванного снарядом солдата. Это сотни и тысячи других кровавых картин на пути, по которому прошли за нами прифронтовые «фронтовики» и «окопники» батальонных, полковых и дивизионных служб.
Но война — это не только кровавое месиво. Это постоянный голод, когда до солдата в роту доходила вместо пищи подсоленная водица, замешанная на горсти муки, в виде бледной баланды. Это холод на морозе и снегу, в каменных подвалах, когда ото льда и изморози застывает живое вещество в позвонках. Это нечеловеческие условия пребывания в живом состоянии на передовой, под градом осколков и пуль. Это беспардонная матерщина, оскорбления и угрозы со стороны штабных «фронтовиков» и «окопников».
Война — это как раз то, о чём не говорят, потому что не знают. Из стрелковых рот, с передовой, вернулись одиночки. Их никто не знает, и на телепередачи их не приглашают, а если кто-то из них и решается сказать правду о войне, то ему вежливо закрывают рот...
Напрашивается вопрос: кто из оставшихся в живых очевидцев может сказать о людях, воевавших в ротах? Одно дело — сидеть под накатами, подальше от передовой, другое дело — ходить в атаки и смотреть в упор в глаза немцам. Войну нужно познать нутром, прочувствовать всеми фибрами души. Война — это совсем не то, что написали люди, не воевавшие в ротах!
Тех, кто был во время войны приписан к ДКА, я делю на две группы, на фронтовиков и «участников», — на тех солдат и офицеров, которые были в ротах, на передовой во время боя, и на тех, кто сидел у них за спиной, в тылу. Война для тех и других была разная, поэтому и говорят, и помнят о ней те и другие по-разному.
Это были нечеловеческие испытания. Кровавые, снежные поля были усеяны телами убитых, кусками разбросанного человеческого мяса, алыми обрывкими шинелей, со всех сторон неслись отчаянные крики и стоны солдат... Всё это надо самому пережить, услышать и увидеть, чтобы во всех подробностях представить эти кошмарные картины войны.
Вот и сейчас, я пишу и вижу, — они передо мной, как живые... Я вижу изнуренные, бледные лица солдат, и каждый из них, умирая, хотел что-то сказать... Сказать тем, кто останется после них жить на этой земле, пропитанной их кровью. Эти мысли и не дают мне покоя.
С какой безысходной тоской о жизни, с каким человеческим страданием и умоляющим взором о помощи, умирали эти люди!.. Они погибали не по неряшливости и не в тишине глубокого тыла, как те сытые и согретые теплом деревенских изб и жителей прифронтовые «фронтовики» и «окопники».
Они — фронтовики и окопники стрелковых рот, перед смертью жестоко мёрзли, леденели и застывали насмерть в снежных полях на ветру. Они шли на смерть с открытыми глазами, зная об этом, ожидая смерть каждую секунду, каждое мгновение, и эти маленькие отрезки времени тянулись, как долгие часы.


https://www.facebook.com/alexey.lebedev.9843/posts/1274150452721187

Молитва за усопших внезапною (скоропостижною) смертию

Неисповедимы судьбы Твои, Господи! Неизследимы пути Твои! Даяй дыхание всякой твари и вся от не сущих в бытие приведый, Ты овому посылаеши Ангела смерти в День, егоже не весть, и в час, егоже не чает; оваго же исхищаеши из руки смерти, даруеши живот при последнем издыхании; овому долготерпиши и даеши время на покаяние; оваго же, яко злак, сечеши мечем смерти во едином часе, во мгновении ока; оваго поражаеши громом и молниею, оваго сожигаеши пламенем, оваго же предаеши в снедь зверем дубравниим; овых повелеваеши поглотити волнам и безднам морским и пропастям земным; овых похищаеши язвою губительною, идеже смерть яко жнец пожинает и разлучает отца или матерь от чад их, брата от брата, супруга от супруги, младенца отторгает от лона матерняго, бездыханными повергает сильных земли, богатых и убогих. Что убо сие есть? Дивное и недоумеваемое нами смотрение Твое, Боже!
Но Господи, Господи! Ты токмо Един, ведый вся, веси, чесо ради бывает сия и чесо ради быть, яко раб Твоей (раба Твоя) (имя) во едино мгновение ока пожерт(-та) бысть зиянием смерти.
Аще наказуеши за многая, тяжкия прегрешения его(ея), молим Тя, Многомилостиве и Всемилостиве Господи, да не яростию Твоею обличиши его (ю) и накажеши вконец, но, по благости Твоей и по безприкладному Твоему милосердию, яви ему (ей) велию милость Твою в прощении и оставлении грехов. Аще ли же усопший (-шая) раб Твой (раба Твоя), в житии сем помышляя День Судный, позна свое окаянство и возжела принести Тебе плоды достойные покаяния, но не достиже сего, зане позван(-на) бысть Тобою в день, егоже не веда, и в час, егоже не жда, того убо ради паче молим Тя, Преблагий и Премилосердый Господи, несоделанное покаяние, еже видесте очи Твои, и неоконченное дело спасения его(ея) исправи, устрой, соверши Твоею неизреченною благостию и человеколюбием; едину бо надежду имамы на Твое безконечное милосердие: у Тебе бо суд и наказание, у Тебе правда и неистощимая милость; Ты наказуеши, вкупе же и милуеши; биеши, вкупе же и приемлеши; прилежно молим Тя, Господи Боже наш, не накажи внезапу позванного(-ую) к Тебе Страшным Судом Твоим, но пощади, пощади его (ю) и не отрини от лица Твоего.
О, страшно внезапу впасти в руце Твои, Господи, и предстати на суд Твой нелицеприятный! Страшно отъити к Тебе без благодатнаго напутствия, без Покаяния и причащения Святых Твоих страшных и животворящих Тайн, Господи! Аще внезапу усопший(-шая) приснопоминаемый(-мая) нами раб Твой (раба Твоя) толико многогрешен(-на), толико повинен(-на) есть осуждению на Твоем праведном суде, молим Тя, умилосердися над ним (нею), не осуди его (ю) на вечное мучение, на вечную смерть; потерпи нам еще, даждь нам долготу дний наших, еже молитися Ти по вся дни о усопшем(-шей) рабе Твоем(ей), дондеже услышиши нас и приимеши милостию Твоею внезапу отшедшаго(-ую) к Тебе; и даждь нам, Владыко, омыти грехи его (ея) слезами сокрушения и воздыханиями нашими пред Тобою, да не низведен(-на) будет по грехом своим на место мучения раб Твой (раба Твоя) (имя), но да вселится в место упокоения. Ты Сам, Господи, повелеваеши ударяти в двери милосердия Твоего, молим Тя убо, Прещедрый Царю, и не престанем умоляти Твое милосердие и взывати с кающимся Давидом: помилуй, помилуй раба Твоего (рабу Твою), Боже, по велицей Твоей милости. Аще же недовольно Ти словес наших, сего малаго моления нашего, умоляем Тя, Господи, верою в спасительныя заслуги Твои, упованием на искупительную и чудодейственную силу Твоея жертвы, принесенныя Тобою за грехи всего мира; молим Тя, о Сладчайший Иисусе!
Ты еси Агнец Божий, вземляй грехи мира, распныйся ради нашего спасения! Молим Тя, яко Спасителя и Искупителя нашего, спаси и помилуй и вечныя муки избави душу приснопоминаемаго(-ыя) нами внезапу усопшаго(-шия) раба Твоего (рабы Твоея) (имя), не остави его (ю) погибнути во веки, но сподоби достигнути тихаго пристанища Твоего и упокой тамо, идеже вси святии Твои упокоеваются. Вкупе же молим Тя, Господи Иисусе Христе Боже наш, приими милостию Твоею и всех внезапу преставльшихся к Тебе рабов Твоих (имена), ихже вода покры, трус объят, убийцы убиша, огнь попали, град, снег, мраз, голоть и дух бурен умертвиша, гром и молния попали, губительная язва порази, или иною коею виною умреша, по Твоему изволению и попущению, молим Тя, приими их под Твое благоутробие и воскреси их в жизнь вечную, святую и блаженную. Аминь.

Жила - была одна баба. 1 серия

«Весь Шекспир там ещё спрятан» — при том, что «за все 74 года нет ни одной вещи, ни одного романа, ни одной повести, в которой рассказали бы — а что пережил мужик, когда случилась революция».
Режиссер фильма Андрей Смирнов.

История крестьянской России 1909-1921 годов через историю о простой женщине из тамбовской деревни Варвары. Ее судьба складывается из непрерывных личных трагедий, включая несчастливый брак, изнасилования, побои. С другой стороны, Варвара переживает исторические катастрофы начала ХХ века: войну, революцию, народное восстание...

Россия, звезды, ночь расстрела и весь в черемухе овраг! Владимир Набоков

Бывают ночи: только лягу,
в Россию поплывет кровать;
и вот ведут меня к оврагу,
ведут к оврагу убивать.

Проснусь, и в темноте, со стула,
где спички и часы лежат,
в глаза, как пристальное дуло,
глядит горящий циферблат.

Закрыв руками грудь и шею,-
вот-вот сейчас пальнет в меня!-
я взгляда отвести не смею
от круга тусклого огня.

Оцепенелого сознанья
коснется тиканье часов,
благополучного изгнанья
я снова чувствую покров.

Но, сердце, как бы ты хотело,
чтоб это вправду было так:
Россия, звезды, ночь расстрела

и весь в черемухе овраг!

Владимир Набоков

https://vk.com/id78680861

О памяти смертной

Не каждый поборник веры и благочестия, не стяжавший такую добродетель, как смертная память, мог вот так сказать...

"...Поскольку смерть, строго говоря, есть подлинная конечная цель нашей жизни, в последние несколько лет я так хорошо познакомился с этим подлинным и лучшим другом человека, что её образ не только не содержит для меня ничего пугающего, но, напротив, даёт много успокоения и утешения! И я благодарю Бога за то, что он даровал мне счастье познать смерть как ключ к нашему подлинному блаженству - я никогда не ложусь спать, не подумав, что может быть (сколь бы молод я ни был), на другой день перестану существовать...".

Из письма Моцарта отцу (1787 г.)

https://www.facebook.com/profile.php?id=100006193144511