Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

Сергей Есенин: Царевнам

28 декабря 1925 года был убит великий русский поэт — Сергей Александрович Есенин.

Удивительны и прорезающие время строки Сергея Есенина из стихотворения, посвященного Великим Княжнам, созданного и прочитанного ровно за два года до Екатеринбургской трагедии во время его службы в царской армии:

В багровом зареве закат шипуч и пенен,
Березки белые стоят в своих венцах.
Приветствует мой стих младых царевен
И кротость юную в их ласковых сердцах.

Где тени бледные и горестные муки,
Они тому, кто шел страдать за нас,
Протягивают царственные руки,
Благославляя их к грядущей жизни час.

На ложе белом, в ярком блеске света,
Рыдает тот, чью жизнь хотят вернуть...
И вздрагивают стены лазарета
От жалости, что им сжимает грудь.

Все ближе тянет их рукой неодолимой
Туда, где скорбь кладет печальна лбу.
О, помолись, святая Магдалина,
За их судьбу.

<Сергей Есенин, 19-22 июля 1916, Царское Село>

Это произошло в день именин Царевны Марии Николаевны 22 июля 1916 года в Трапезной палате, где был проведён торжественный концерт в присутствии Александры Фёдоровны и Великих княжон.

https://vk.com/orthodox_autocratic_monarchy
НравитсяПоказать

Руководство по истории и обличению старообрядческого раскола

... Старообрядческий раскол образовался во второй половине XVII столетия; поводом к его образованию послужило исправление книг и обрядов при патриархе Никоне. Существенную характеристическую черту этого раскола составляет обрядоверие, т.е. смешение обряда с догматом, усвоение обряду и букве богослужебных книг значения неизменности. Старообрядство состоит в содержании обрядов, употреблявшихся до п. Никона; с ним соединяется ложное представление, что эти обряды существовали в русской церкви от лет князя Владимира, что исключительно оные только и употреблялись; при патриархе же Никоне введены новые обряды. Отсюда видна узкость религиозного понимания, заключающаяся в том, что православие церкви будто бы тесно связано с содержанием известных обрядов. Религиозная практика и нравственность раскольников-старообрядцев имеет ту особенность, что заключается в безусловном содержании всего, что существовало до п. Никона, в точном исполнении внешнего устава в богослужении и в жизни; сюда относятся: исполнение поклонов, какие когда положены, соблюдение постов, даже строгое содержание прежних житейских обычаев, коим придается значение религиозное; например, — что в церковь можно ходить только в известном, употреблявшемся в то время одеянии. Таким образом, старообрядство представляет как бы застывшую жизнь XVII столетия.

Полностью книга здесь:

https://ispovednik.org/stati/rukovodstvo-po-istorii-i-oblicheniju-st/?fbclid=IwAR3hUzQaMRKf9FP6xzAsi4qGeG_5jER2gPYheyjyUdiAkkBxWJtLw4ivvjQ

Константин Коровин. Воспоминания детства

Многим бы хотелось видеть Пушкина. А бабушка моя, Екатерина Ивановна Волкова, видела его. И много говорила мне и брату моему, когда мы были детьми. Говорила об Александре Сергеевиче Пушкине, что это был самый умный человек России. И часто говорила нам о нем. И мне представлялся он красавцем, на белом коне, как наша лошадь Сметанка, и в каске с перьями. А бабушка сказала мне, что нет, он был маленького роста, сгорбленный, курчавый блондин с голубыми большими глазами, блестящими, будто на них были слезы. Серьезный, никогда не смеялся. Одет был франтом, носил большое кольцо на пальце и смотрел в золотой лорнет. «Зачем это, — подумал я, — маленького роста? Неправда, что бы мне ни говорили». Мой дед, Михаил Емельянович, был огромного роста, и мне хотелось бы, чтоб и Пушкин был такой же и приносил бы мне игрушки. Но мне всегда нравилось, когда бабушка читала мне Пушкина. И я, слушая, сидя на лежанке, думал: «А ведь его убили. Как это гадко!»
Несказанно я любил слушать бабушку, когда она читала Пушкина. И все как-то было полно им: и вечер, и зимняя дорога, тройка, когда меня взял с собой мой дед в Ярославль, дорога, остановка на постоялом дворе, калачи, поросенок, икра, и месяц, и страшный лес на дороге. И нравился мне Пушкин. Как верно и хорошо он написал про что-то, все самое мое любимое.
И я знал уже много его стихов наизусть. Из дому деда, на Рогожской улице, уходил на соседний большой двор, к ямщикам, в ямскую избу, где было тепло, пахло щами. Такие хорошие ямщики, отдыхали, сидели, пили чай. Ели баранки, ситный. И любили меня, хозяйского внука. Я всей душой любил ямщиков. Я им говорил наизусть:

По дороге зимней, скучной,
Тройка борзая бежит...

И видел — нравилось ямщикам.
— Ну-ка, — говорили они мне, — скажи, Костя, вот ему... про разгулье удалое аль сердешную тоску... Как это, скажи-ка...
Ямщики слушали.
Один из них, Игнат, с черной бородой, часто просил меня:
— Скажи да скажи... про старушку родную...
Тогда я ему говорил стихи:

Буря мглою небо кроет...

Игнат плакал. Всегда плакал.
Поразило меня однажды, что приятель отца моего, судебный следователь Поляков, сказал про Пушкина: барин, камер-юнкер. И что-то нехорошо говорил. Я сказал бабушке, Екатерине Ивановне:
— Поляков не любит Пушкина.
— Да, — ответила она, — не слушай его. Он нигилист.
Я не понял, но подумал: нигилист — это, должно быть, вроде дурака.
Странно, что Ларион Михайлович Пряничников, впоследствии художник, родственник наш, часто бывая в доме у нас, тоже не любил Пушкина, тоже сказал: камер-юнкер! Мой дед был именинник. Лежал в постели, прихварывал. Утром я пришел к нему и сказал стихи:

Птичка Божия не знает...

Он меня погладил по голове и, смотря добрыми глазами, сказал мне:
— Это, Костя, хороший барин сочинил.
Потом, вздохнув, сказал:
— Эх, грехи, грехи. Ты, Костя, когда молишься на ночь — то поминай и его. Он ведь был добрый, как Божий серафим. Мученик — ведь его убили.
«Вот, — думал я, — что такое».
— Дедушка, — говорю я, — а Игнат, я ему сказал стихи, а он заплакал.
— Ишь ты, — удивился дед. — Он, Игнат, хороший мужик. Бедный, бездомный. Пьет только частенько...
Почему-то дед запретил мне ходить в ямщицкую, к ямщикам.
— Есть, — говорит, — запойные... Всякого наслушаешься. Не надо, — говорит, — ходить тебе туда.
Когда дед умер, то после я спросил свою няню Таню:
— Вот дед мне велел молиться о Пушкине.
— А кто он тебе доводится? — спросила няня Таня.
— Он серафим от Бога был, камер-юнкер убитый.
— Ишь ты! — вздохнула няня.
Ну, няня сказала:
— Молись так: «Помяни, Господи, во Царствии Твоем раба Твоего камер-юнкера Серафима».
Я на ночь, стоя на коленях в постели, поминал деда, покойную сестру и доброго убиенного «камер-юнкера Серафима».

Ю. Северухин. Портрет А. С. Пушкина
https://www.facebook.com/www.bessmertnov.fe/photos/a.1510447452562357/2339118966361864/?type=3&theater

Объята ужасом вселенна. Пушкин Василий Львович. Из цикла "Ирмосы"


Ужаснися, бояйся небо,
и да подвижатся основания земли.



Объята ужасом вселенна!
Земля колеблется, покрыто небо тьмой!
Кто все животворил Собой,
Того зрим мертваго, Того мы зрим презренна,
И кроет гроб Его!
Воспойте, отроки, Страдальца вы Сего!
Священники превозносите!
И в Нем все смертные с восторгом Бога чтите!

Без Царя в голове. Николай Боголюбов

Мы — люди, мы всё-таки люди!

Спаси нас из ада, Христос!

Без Русских России не будет,

Где Русские?! Вот в чём вопрос!

Сто лет мы трагедию смотрим

Глазами исконных вражин,

Сигаем на огненный протвень

Грехом раскалённых низин.

Сто лет вакханалий нечистых,

Нет света на красной звезде...

Гагарин летал коммунистом

И Бога не видел нигде.

Шестёрки пробитого чека

В мистерии призрачных благ...

Не нужен стал Бог человеку,

Слепцы возлюбили свой мрак.

В начале глумлений железных

Восстала отступников хмарь,

Они распечатали Бездну,

Был свергнут в сердцах Государь.

Синод антипод напортачил,

Безумцы его вознесли...

Козлы пожелали удачи

Погибели Русской земли.

Останков, и тех не осталось,

И дух искажён, подменён.

Камлают, камлают на жалость

Лжеверы последних времён.

Всё те же слепые тропинки,

На грабли— в стотысячный раз!

Снуют безтолковые жинки,

Мужланы пускаются впляс.

Агенты "Дроздов" и "Михайлов",

Масонские ложи в церквах...

Министр финансов - Хватайлов,

Директор всех дел - Пешиах.

Запаян свинцинковый морок,

А всё начиналось, как тень —

Тритон - Храповик и Старгород —

Сановных интриг дребедень...

Хулили сладчайшее Имя,

Хотели свобод без Царя...

В итоге — прослыли святыми,

В гееннской гордыне горя́...

И вместо Империи — рынок,

Истории чёрное дно.

И некому, некому вынуть

Из мёртвого глаза бревно.

Шаманы червонных квадратов

Насытились тьмою сполна!

В пентаклях кровавых закатов —

Асфальтовых лет бузина.

Звериная зона — с короной!

Здесь гнусь пародирует Русь!

Из точки — мольбы эмбриона

Спасительным гневом взорвусь!

Нельзя понести этой боли!

Пылает пророческий стих...

Повстанческой армией Воли

Господь окликает живых.

04.08.2018.

Николай Боголюбов (г.Москва).

http://likorg.ru/post/bez-carya-v-golove-nikolay-bogolyubov?fbclid=IwAR1f6qfncWKMJeS7NOhS-jDIkhowqhR_-DafuUWQjtuq40-9NEy3hixB8Kk#mc-container

С Предпразднством Благовещения Пресвятой Богородицы!

❝ А какой-то завтра денечек будет?.. Красный денечек будет — такой и на Пасху будет. Смотрю на небо — ни звездочки не видно.
Мы идем от всенощной, и Горкин все напевает любимую молитвочку —…«благодатная Мария, Господь с Тобо-ю…». Светло у меня на душе, покойно. Завтра праздник таков великий, что никто ничего не должен делать, а только радоваться, потому что если бы не было Благовещенья, никаких бы праздников не было Христовых... ❞

И.С. Шмелев

«А вы, надменные потомки…». Михаил Лермонтов

2 марта 1837 года за стихотворение "Смерть поэта", посвященное Александру Сергеевичу Пушкину, был арестован поэт Михаил Лермонтов.

Первоначально стихотворение заканчивалось словами «И на устах его печать». Но однажды один из родственников Лермонтова стал в глаза порицать его горячность, выраженную в стихотворении по отношению к противнику Пушкина - Дантесу. Лермонтов вышел из себя и в порыве гнева написал последние 16 строк — «А вы, надменные потомки…».

https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2044326142330242&id=165003436929198&__xts__[0]=68.ARCX_qe72_YyOp7f_ohOb7V_QKu6hois0_lDikQwer7uxi0v5CvfbKuuKOq7LHcEI3uaQfGt6Pa0wiHIp-b6dgx-xT_w8b20Lt7zMRbnqSDpPgnfyocjzIhOLxovRNwluopwim0WKc0Faqw6DXTokNvWQFat9ixbmqzRzjHrY9aSqJYmtMqwtf-AehLkdxbaPt1gVuZkFnHd1kSES1T87qE5e6rd2WYnnAQL7DYrN73RWitRMUZvFEv2g4Gy5gL89uJpiCFYnTuCHCWye1EITVzTn9btWzHaFfFnvk9GWkDyiZEWSk4L3cLdGxawIEghzZjOV4ieLK0BA4eh381fiDVAEQ&__tn__=-R