Ortorossia (ortorussia) wrote,
Ortorossia
ortorussia

Category:

СКВОЗЬ ОГНЬ МУЧЕНИЙ И ВОДЫ СЛЕЗ...



Воспоминания о судьбах ИПХ в 1941-1947 годах

...Репрессии против духовенства и, прежде всего, против ИПЦ в первые же дни войны усилились. Во-первых, в тюрьмах и лагерях сразу прошли массовые расстрелы определённых категорий заключённых, в числе которых были священнослужители. Это было характерно для тех областей, к которым приближалась линия фронта. Во-вторых, по законам военного времени, расстреливались все ИПХ, призванные в армию, но отказывавшиеся от присяги по религиозным убеждениям. В-третьих, расстреливались клирики и активисты общин ИПЦ, обнаруженные органами НКВД по доносам «добровольных помощников» чекистов в тылу, а члены общин отправлялись в лагеря с огромными сроками (учтём, что вопрос о бесплатной рабочей силе приобрёл большую актуальность).

Оценивая масштабы репрессий духовенства в годы войны, следует учитывать, что после расстрельных акций 1937-1938 и преследований священнослужителей, ещё остававшихся на свободе, число арестованных клириков во время войны было гораздо меньшим — за пять лет войны оно не превышает 7500 человек. Необходимо также учитывать, что в сводных отчётах НКВД, начиная с 1944, кроме итоговой цифры арестованных священнослужителей, стали приводиться цифры арестованных по следующим категориям: православные и сектанты, католики, униаты, лютеране, мусульмане, буддисты, раввины. За два года войны (1944-1945) из общего числа осуждённого духовенства католики и униаты составляли не более 10%, а мусульмане — 5%. Арестованные ИПХ, особенно из монашествующих, часто не называли себя. Чекистам известно было лишь их имя, поэтому в отчётах они приписывались к сектантам.


...Много свидетельств об активном сопротивлении духовенства и верующих в лагерях можно найти в воспоминаниях бывших репрессированных. Стойкость и непримиримость так называемых «сектантов» до такой степени изумляла заключённых, что рождались легенды:

За невыход на работу, за неповиновение раздевали догола, ставили к проволоке под конвой, обливали водой на морозе. Стоит молодой, худой, стриженый. Улыбается, молится. Стоит, за проволоку колючую держится. Стоит, не сдаётся, уже не молится, ещё улыбается. Уже мёртвый стоит. Он — в раю! «Христос терпел и нам велел!».

Двух пожилых монахов и молодого послушника шестнадцати лет в нашем этапе привезли в Норильск и стали требовать их выхода на производство (у всех у них были 25-летние сроки «за подпольную антисоветскую организацию», «банду»), Монахи наотрез отказались, мотивируя тем, что выходить на государственную работу — значит «работать на диавола», а это — большой грех. Они согласны были исполнять в зоне лагеря самую тяжёлую и чёрную работу, но лишь бы не выходить на работу в Горстрой.
Их много дней мучили в карцере, применяли самые жестокие пытки. Особенно усердствовал лагерный нарядчик по фамилии Ворона. Сильно пытали этого молоденького паренька. Ему, кроме других пыток, наливали под босые ноги хлорную известь и держали привязанным. Известь разъедала мясо до костей. Но он, невзирая ни на что, всё равно не соглашался выйти на работу. Тогда к нему запустили гомосексуалистов. Пять дней и пять ночей его мучили, а на шестой выволокли на вахту и хотели поставить в строй направляющихся на работу. Поставили рядом со мной.

Я тогда впервые в жизни увидел такого человека — на нём не было лица, а лишь кровавое месиво. Таким же было и его тело, белые кости торчали вместо подошв... Но лишь только парнишку выпустили из рук Ворона со своими подручными, как он рванулся, крестясь на ходу, в запретную зону возле вахты. В тот же миг автоматчик с вышки перерезал его очередью напополам, тело повисло на проволоке....

http://krotov.info/history/20/1940/osipova.html

Tags: Большевицкий террор, ИПЦ, Исповедничество, Катакомбная Церковь России, Мученичество в Церкви, Русская Голгофа
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments