Ortorossia (ortorussia) wrote,
Ortorossia
ortorussia

Category:

Вне видимой Церкви нет ни Христианства, ни Любви, ни Спасения. Священномученик Иларион (Троицкий)

ХРИСТИАНСТВО ИЛИ ЦЕРКОВЬ


По суждению св.Киприана, быть христианином значит принадлежать к видимой Церкви и подчиняться поставленной в ней от Бога иерархии. Церковь есть осуществление любви Христовой, и всякое отделение от Церкви есть именно нарушение любви, в чем и грешат равно и еретики, и раскольники. Это и есть основная мысль его трактата “о единстве Церкви”; та же мысль постоянно повторяется и в письмах св. отца. “Христос даровал нам мир; Он повелел нам быть согласными и единодушными; заповедал ненарушимо и твердо хранить союз привязанности и любви. Не будет принадлежать Христу тот, кто вероломным несогласием нарушил любовь Христову: не имеющий любви и Бога не имеет. Не могут пребывать с Богом не восхотевшие быть единодушными в Церкви Божией [29].

У еретиков и раскольников нет любви, т. е. основной христианской добродетели, а потому они христиане только по имени. “Еретик или раскольник не сохраняет ни единства Церкви, ни братской любви [30], действует против любви Христовой” [31]. “Маркиан, соединившись с Новацианом, сделался противником милосердия и любви” [32]. Об еретиках известно, что они отступили от любви и единства кафолической Церкви [33]. “Какое соблюдает единство, какую любовь хранит, или о какой любви помышляет тот, кто, предавшись порывам раздора, рассекает Церковь, разрушает веру, возмущает мир, искореняет любовь, оскверняет таинство”? [34]

Св.Киприан высказывает даже такую решительную мысль: вне Церкви не может быть и учения христианского, не только христианской жизни. Только в Церкви есть чистая вера [35]. Церковь Киприан и называет “истиной” [36]. Единство веры нельзя отделять от единства Церкви [37]. Истина одна, как одна и Церковь [38]. Тому, кто не придерживается единства Церкви, нельзя думать, что он сохраняет веру [39]. Всякое отделение от Церкви непременно связано бывает и с искажением веры. “Враг изобрел ереси и расколы, чтобы ниспровергнуть веру, извратить истину, расторгнуть единство. Служители его возвещают вероломство под предлогом веры, антихриста под именем Христа и, прикрывая ложь правдоподобием, тонкою хитростию уничтожают истину” [40]. “Как диавол не есть Христос, хотя и обманывает Его именем, так и христианином не может почитаться тот, кто не пребывает в истине Его евангелия и веры” [41]. “Еретик рассекает Церковь, разрушает веру [42]; он вооружается против Церкви, изменник в отношении веры, в отношении благочестия святотатец, непокорный раб, сын беззаконный, брат неприязненный” [43]. “Если рассмотреть веру тех, которые веруют вне Церкви, то окажется, что у всех еретиков совсем иная вера; даже, собственно говоря, у них одно изуверство, богохульство и прение, враждующее против святости и истины” [44]. Быть вне Церкви и оставаться христианином, по убеждению св.Киприана, невозможно. Вне Церкви — вне стана Христова [45].

Отступившие от Церкви и действующие против Церкви — антихристы и язычники [46]. Вот, например, что пишет св.Киприан Антониану о Новациане. “Ты желал, возлюбленнейший брат, чтобы я написал тебе и касательно Новациана, какую ересь он ввел. Знай же, что прежде всего мы не должны любопытствовать, чему он учит, когда он учит вне Церкви. Кто бы и какой бы он ни был, он не христианин, как скоро он не в Церкви Христа[47]. “Как может быть со Христом тот, кто не пребывает с невестою Христовой, не находится в Церкви Его” [48]. Наконец, в трактате “о единстве Церкви” читаем мы знаменитые слова: “Тот не может уже иметь отцом Бога, кто не имеет матерью Церковь[49]. Св.Киприан совершенно отказывает всем стоящим вне Церкви в названии “христиан”, как бы повторяя решительное восклицание своего учителя Тертуллиана: haeretici christiani esse non possunt! (еретики не могут быть христианами!).

Понятно поэтому требование св.Киприана при приеме в Церковь перекрещивать даже новациан, хотя они были только раскольниками. Для Киприана крещение раскольников при приеме в Церковь не было перекрещиванием, но было именно крещением. “Мы утверждаем, — писал св.Киприан Квинту, что приходящих оттуда мы у себя не перекрещиваем, но крестим (non rebartizari apud nos, sed baptizari); ибо они ничего не получают там где нет ничего” [50]. Крещение вне Церкви только “пустое и нечистое погружение” (sorclida et profana tincito) [51]. “Там не омываются люди, а только более оскверняются; не очищаются грехи, а только усугубляются. Такое рождение производит чад не Богу, но диаволу” [52].

Мысль Киприана о недействительности всякого крещения вне Церкви и необходимости снова крестить всех обращающихся к Церкви была подтверждена поместным собором карфагенской Церкви в 256 году, на котором председательствовал сам Киприан. В своем заключительном слове, как бы подводя итог всем соборным рассуждениям, св.Киприан говорит: “Еретиков должно крестить единственным крещением Церкви, чтобы они могли из противников сделаться друзьями и из антихристов — христианами” [53].

Изложенные воззрения св.Киприана, которые, очевидно, разделял и весь карфагенский собор, наглядно и весьма определенно свидетельствуют о том, как решительно сливали в третьем веке Церковь с христианством и наоборот.

Воззрения св.Киприана небыли восприняты Церковью в их полном объеме. В частности было отвергнуто его учение о необходимости крестить даже и раскольников при их обращении в Церковь. В связи с этим и воззрения блаж. Августина несколько отличны, хотя в сущности взгляд на отношение Церкви к христианству остается все тем же.

Блаж. Августин признает, что учение христианское, понимаемое теоретически, может быть сохранено и вне Церкви. Истина остается истиной, хотя бы ее высказывал и злой человек. Ведь и демоны исповедовали Христа так же, как и ап.Петр [54]. Золото несомненно хорошо, и золотом оно остается у разбойников, хотя и служит у них дурным целям [55]. Христос сказал однажды ученикам: “кто не против вас, тот за вас” (Лук. 9,49-50). Из этого можно видеть, что стоящий вне Церкви в некоторых предметах не против Церкви и имеет нечто из церковного богатства [56]. Афиняне чтили неведомого Бога (Деян. 17, 23), а ап.Иаков свидетельствует, что и бесы веруют (Иак. 2, 19), а они, конечно, вне Церкви [57]. В своих сочинениях против донатистов блаж. Августин подробно доказывает и обосновывает действительность раскольнического крещения.

Но если и вне Церкви можно сохранить истинное учение, если даже таинства, совершаемые в отделении от Церкви, действительны, то нужна ли непременно Церковь? Не возможно ли спасение и вне Церкви? Не отделяет ли блаж. Августин христианство от Церкви? На все эти вопросы в системе блаж. Августина дается отрицательный ответ. Христианскую жизнь, приводящую ко спасению, блаж. Августин приписывает только Церкви, а вне Церкви этой жизни быть не может.

Все то, что отделившиеся от Церкви сохраняют из церковного богатства, все это не приносит им ровно никакой пользы, а только один вред [58]. Почему же так? — “А потому, — отвечает блаж. Августин, — что все отделившиеся от Церкви не имеют любви. Христос указал признак, по которому можно узнать Его учеников. Этот признак — не учение христианское, не таинства даже, а только любовь. Потому, — говорил Он ученикам Своим, — узнают все, что вы Мои ученики, если будете иметь любовь между собою (Иоан. 14, 35). Таинства не спасут, если у принимающего их нет любви”. Апостол говорит: “Если я знаю все тайны (sacra-inenta) и не имею любви, я — ничто (1 Кор. 13, 1-3) [59]. Пророчествовал Каиафа, но был осужден [60]. Самое отделение от Церкви есть величайший грех, который и показывает что у раскольников нет любви (Ididem). Возрожденный в крещении, но не соединившийся с Церковью, не имеет от крещения никакой пользы, потому что он любви не имеет; спасительным начинает быть для него крещение только тогда, когда он соединится с Церковью [61]. Благодать крещения не может очистить от грехов того, кто не принадлежит к Церкви; ее действие как бы парализуется упорством раскольнического сердца во зле (т. е. в расколе) [62]. Так как крестящийся вне Церкви тотчас после крещения обнаруживает свою греховность, отсутствие у него любви, вступая во мрак своей схизмы, то и грехи немедленно на него возвращаются. А что прощенные грехи возвращаются, если нет братской любви, это наглядно показал Господь, когда говорил о рабе, которому господин простил десять тысяч талантов. Когда же этот раб не сжалился над своим товарищем, который был должен ему сто динариев, то господин приказал отдать ему все, что он был ему должен. Как тот раб на время получил прощение долга, так и крестящийся вне Церкви тоже на время освобождается от своих грехов, но так как и после крещения он остается вне Церкви, то ему снова вменяются все грехи, совершенные и раньше крещения. Простятся же ему грехи только тогда, когда он любовно соединится с Церковью [63]. Не потому схизматики лишены надежды на спасенье, что их крещенье недействительно, а только потому, что они вне Церкви и во вражде к ней [64]. Благодать Св. Духа получить и сохранить может только тог, кто соединен в любви с Церковью [65]. Кто отделился от Церкви, у того нет любви. Нет любви Божией у того, кто не любит единства Церкви [66], — напрасно он говорит, будто имеет Христову любовь [67], Любовь может быть сохранена только при единстве с Церковью [68], потому что Дух Святой оживляет только тело Церкви [69]. Никакой законной и достаточной причины отделяться от Церкви быть не может [70] кто отделился от Церкви, тот не имеет Духа Святого [71], как и отсеченный от тела член не имеет духа жизни, хотя и сохраняет некоторое время свою прежнюю форму [72] Поэтому все отделившиеся от Церкви, пока противятся ей, добрыми быть не могут; хотя бы их поведение и казалось похвальным, — самое отделение от Церкви делает их злыми [73].

Таким образом, по учению блаж. Августина, Церковь — понятие более узкое, нежели христианство, понимаемое в смысле одних только теоретических положений. Оставаясь вне Церкви, можно быть в согласии с этими теоретическими положениями; для единения же с Церковью необходимо, кроме того, согласие воли (consensio volinlalum) [74]. Но очевидно, что без этого последнего лишь теоретическое согласие с христианским учением совершенно бесполезно, и вне Церкви нет спасения.

Взгляды св. Киириана и блаж. Августина, по-видимому, несколько различны, но к выводу они оба приходят совершенно одному: extra ecclesiam nulla salus — вне Церкви нет спасения! Спасает людей их любовь, которая есть благодать Нового Завета [75]. Вне же Церкви сохранить любви нельзя [76], потому что там нельзя получить и Духа Святого [77].

Итак, что же мы нашли у представителей церковной мысли III-V веков? Нашли мы совершенно то же, к чему пришли и раньше, рассматривая новозаветное учение о Церкви и факты начальной истории христианства. Христианство и Церковь не совпадают друг с другом только тогда, когда под христианством мы будем понимать сумму каких-то теоретических положений, ни к чему никого не обязывающих. Но такое понимание христианства можно назвать только бесовским. Христианами тогда следует признать и бесов, которые тоже веруют и от этого только трепещут. Знать систему христианской догматики, соглашаться с догматами — неужели значит это быть истинным христианином? Раб, знающий волю господина своего и неисполняющий ее, биен будет много и, конечно, справедливо.

“Христианство не в молчаливом убеждении, но в величии дела”, — как говорит св. Игнатий Богоносец [78].

Нет, Христос не есть только великий учитель; Он — Спаситель мира, давший человечеству новые силы, обновивший человечество. Не учение только имеем мы от Христа Спасителя нашего, а жизнь. Если же понять христианство как новую жизнь не по стихиям мира, которому известны только принципы эгоизма и себялюбия, а по Христу с Его учением и образцом самоотречения и любви, то христианство необходимо совершенно совпадет с Церковью. Быть христианином — значит принадлежать к Церкви, ибо христианство есть именно Церковь, и вне Церкви христианской жизни и нет, и быть не может.

Наконец, достаточно только внимательно посмотреть на Символ веры, чтобы понять, насколько важна идея Церкви. Ведь в Символ веры все почти члены внесены уже после того, как появились различные еретики, искажавшие ту или другую истину. Посему весь Символ веры можно назвать как бы полемическим. История его и показывает, как в борьбе с теми или другими ересями пополнялось его содержание. Совсем не то с девятым членом о Церкви. С самого начала этот член находился в Символе веры, куда внесен даже независимо от появления каких бы то ни было лжеучений. Ведь тогда не было еще протестантов, мечтающих о каком-то бесцерковном христианстве. Ясно, что идея Церкви уже с самого начала лежала во главе христианских верований, и ту истину, что христианство есть именно Церковь, мы можем считать данной от Самого Господа Иисуса Христа.

Вся статья Свщмч.Илариона (Троицкого) здесь:

http://pravbeseda.ru/library/index.php?page=book&id=529

Tags: Новосвященномученики, О любви, Православие, Предание, Спасение, Церковь
Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments