Ortorossia (ortorussia) wrote,
Ortorossia
ortorussia

Categories:

РУССКАЯ ГОЛГОФА И РУССКОЕ ВОСКРЕСЕНИЕ. "СЕМЯ РУССКОЙ ЦЕРКВИ"

ВАВИЛОНСКОЕ ПЛЕНЕНИЕ: РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ
ЦЕРКОВЬ В ХХ ВЕКЕ. ВИКТОР АКСЮЧИЦ

Виктор Аксючиц - российский философ, богослов, публицист,  политик и религиозный деятель.

Невиданные человеческие жертвы за десятилетия вавилонского пленения России были следствием, прежде всего, духовного сопротивления народа.

Идеократический режим не стремился к полному истреблению своего населения, которое нужно для всемирной экспансии. Идеократия нацелена не на истребление людей, а на их перековку - формирование нового человека, создание социума, обрекающего людей на духовную смерть. Но человеческий "материал" России оказался неподходящим для радикальной переломки сознания и превращения в фактор всемирной экспансии.
Это видно при сравнении с Германией 1933 года, где абсолютное большинство на выборах проголосовало за тоталитаризм в коммунистической либо национал-социалистской формах. Поэтому германский фашизм не истреблял немцев, проявляя о них "заботу", подобную той, которую проявляет паразит о своем "хозяине".

Пророк Даниил отвергает поклонение Вавилонскому идолу Вилу

Германия в течение пяти лет была отмобилизована для экспансии. Это говорит о том, что немецкий народ в принципе не сопротивлялся внедрению тотальной идеологии и покорно пошел под знамена Третьего Рейха. Россия же была ослаблена мировой войной и захвачена насильственно в результате кровавой Гражданской войны. Для полного подчинения понадобилось два десятилетия большого террора, который уничтожил лучшие силы народа. Германия была освобождена извне, Россия освобождает себя сама, вопреки эгоизму "свободного мира". Все это подтверждает чуждость коммунизма русскому народу, и свидетельствует о сопротивлении мощнейшим антихристианским силам истории. И это, в конечном итоге, свидетельствует о стойком христианском жизнечувствии русского народа, прошедшего школу тысячелетнего православного воспитания. Россия оказалась неподготовленной к роковым испытаниям, но в решительный момент Православный народ проявил невиданное самопожертвование.


Машина идеологической экспансии слепа и неразумна в том смысле, что она не планирует определенной степени истребления, но у всякой злой силы есть цель. Степень уничтожения зависит от степени противодействия злу. Если бы крестьяне не сопротивлялись коллективизации, то у режима не было бы нужды физически уничтожать около пятнадцати миллионов. Если бы христиане не противостояли насаждению государственного атеизма, то властям незачем было бы наряду с разрушениями храмов истреблять миллионы верующих, когда в одну ночь по всей России были арестованы все священнослужители. Беспрецедентность жертв от внедрения богоборческой идеологии в России говорит о том, что идеократический режим противоестественен для ее природы. Тогда в России власть захватил не так называемый извечный азиатский деспотизм Грозного-Петра-Сталина, а легион идеологических бесов.

Жертвы России имеют мистический смысл: это расплата за грехи прошлого и залог возрождения в будущем. Люди гибли не только и не столько в активной борьбе, миллионы потеряли жизнь потому, что не хотели перестать быть самими собой, не могли влиться в когорту разрушителей и палачей. Смертью своей они отказывались принять то, что им навязывали. Даже не сознавая этого, они отстаивали и сохраняли все лучшее в России, передавая потомкам завет о высшем смысле жизни, который дороже самой жизни. Ни один героический поступок не совершен напрасно, ни одно слово правды не произнесено впустую. Все ушло в духовные сферы и незримо влияет на судьбу России. Ибо народ - это соборный организм, и жизнь и смерть каждого является частью общей судьбы. Атеистическо-материалистическое нашествие было остановлено в России силой религиозного в своей основе сопротивления. Жертвы мучеников дают возможность преодолеть духовное помутнение и возродиться в вере: "Кровь мучеников - семя Церкви". Но смертельная опасность будет угрожать нам вплоть до полного освобождения, ибо борьба переходит в новые измерения, а силы небытия всякий раз способны нанести коварный удар.

Необходимо осознать провиденциальный смысл трагедии России XX века. Мы, современники, соборно связаны с прошлым своего народа. На еще большей глубине мы связаны с судьбой всего христианского человечества. Жертвы России в борьбе с мировой силой смерти и разрушения беспрецедентны во всей истории. Это говорит о том, что происходящее в России имеет всечеловеческий смысл. В чем он? Российский опыт дал практическое опровержение "истинности" коммуно-социализма и коммуно-демократии, ложных и губительных по существу, вне зависимости от форм воплощения. На Россию ополчились духи зла со всего мира, здесь же сошлись и пути борьбы с ними. Но Россия не погибла, она на своей Голгофе. Миссия России - не столько эмпирически-историческая, эта миссия, прежде всего, духовная, эсхатологическая. Россия распята и принимает муки не только за свои грехи, но и за грехи общемировые.

Конечно, я не отождествляю Россию с той единственной Голгофой, на которой был распят Богочеловек. Но история мира после пришествия Спасителя - это переживание человечеством судьбы Воплотившегося Бога, это реализация во времени борений Иисуса Христа. Поэтому в мировой истории могут быть узлы, в которых завязываются и разрешаются трагические общемировые вопросы. На Голгофу может всходить человек, и в течение мировой истории может отражаться Божественная Голгофа. Голгофа - место в бытии, где все решается, после смерти на Голгофе грядет воскресение (смертию смерть разрушив). Все пережитое Россией не пропало, но ушло в духовные измерения. И настало время, когда тайное становится явным. Рожденные в духовных борениях смыслы выходят из подполья, из-под глыб. Но духи зла вновь концентрируются, в новых формах, в иных обликах пытаются опрокинуть или исказить мучительно нарождающийся Дух Истины.

Увлечение коммунистической утопией изжито. На нас обрушились новые искушения, среди которых соблазны потребительства, хищнического обогащения, с одной стороны, прельщение национализмом и этатизмом, с другой. До сего дня Россия распинаема мироправителями тьмы века сего и духами злобы поднебесной, но если мы взыскуем Отечество небесное, а не прах мира сего, после смерти на Голгофе грядет воскресение.

Истинное положение России раскрывается под сенью Креста Христова. Крестонесение - это путь к спасению, у каждого свое бремя несения креста. Крестонесение - это воплощение соборности, которая есть единство многообразия, и это воплощение персоналистичности, которая есть полнота индивидуального бытия. Неся свое, мы облегчаем бремя других. Каждый устоит на своем участке брани, только если устоят другие и зло не прорвет круговую поруку добра. Крест - это бремя жизни и смерти, муки падения и восстание из греха на пути к спасению. Бог и Отечество - формула русской идеи, это переживание Распятия Христова и Русской Голгофы. Вера в Распятого и Воскресшего Бога ведет к воскресению из мертвых по окончании времен, но вера способна преображать и в пределах земной истории.

Все мы - и жившие, и живущие - у подножия Голгофы Бога и России, и мы призваны принести свои дары на алтарь Воскресения Отечества. Распятая Россия воскреснет, и восстанут из пепла достижения наших предков. Все, чем страдали, что высказали и свершили мученики и праведники, русские творческие гении - это обращенный к нам завет и данный нам путь. Воскресение Христово наделяет нас той силой исторического действия, которая способна придать силы за гранью возможного. Взор, омытый откровением Голгофы, способен во всеобщем мраке, падении и ненависти обнаружить то, что примирит и выведет к свету.

Итак, болезнь общества, народа имеет, прежде всего, духовные причины, и лечение ее может быть по преимуществу духовным. Все наши катастрофы ХХ века, все сегодняшние бедствия являются проекцией нашего духовного состояния. Поэтому перед нами стоят, по преимуществу, задачи религиозно-духовные - "различение духов" (1Кор.12,10) современного зла - освобождение от идейной одержимости, а также стяжание Духа - духовное возрождение личности и нации. Судьба нашего народа и государства определиться в духовных измерениях - преображением наших душ.

Есть основания полагать, что Россия входит в историческое измерение, которое можно охарактеризовать как новое духовное самоопределение. Прошлое тысячелетие увенчано мученичеством. Начинается новая эпоха в судьбе России.

Современные политические события - уже день вчерашний. Осознание происходящего возможно только при восстановлении исторической памяти и национального самосознания русского народа. Православие открывает человеку, что основная движущая сила истории - духовное нравственное самоопределение личности. Христианство - религия трагического оптимизма, религия смерти и Воскресения Богочеловека (смертию смерть поправ), - наделяет человека зарядом исторического оптимизма. Гражданин обновленной России не мыслим без возрождения качеств, воспитываемого веками Православием. Это и государственная воля, и жертвенное патриотическое сознание, и православная соборность, выражающаяся, в частности, в удивительной уживчивости русского народа, это и невероятная выживаемость народа, несущего свой исторический крест.

Во внешних формах жизни еще сильны процессы разрушения и разложения. Но это рецидивы прошлого. Соборное духовное самоопределение восстанавливает духовную доминанту народа. Мы переживаем сложный и длительный процесс восстановления духовной конституции народа.
Но при выздоровлении закономерны новые воспаления, провалы памяти, впадения в бредовые состояния. Причем процессы возрождения и рецидивы болезни могут проявляться в одном и том же субъекте. На вершинах российской политики еще не появлялись люди, которые олицетворяли бы полноту исторической памяти, национального самосознания и воли. Ведущие политики ужасающе дремучи, невежественны в тысячелетней истории России, русской культуре. Политические лидеры, лишенные религиозной веры и религиозной совести, спонтанного чувства исторического долга и ответственности, не могут не быть разрушителями России, российской православной цивилизации. Ибо они не предстоят перед Творцом мира, а пресмыкаются перед прахом земным, который моль и ржа истребляют. Религия не сводится к бытовому исповедничеству и нравственному катехизису, но целостная религиозная вера задает основы миросозерцания. Без религиозного сознания политики не обладают спонтанным чувством исторического долга и ответственности, они не способны понять Россию. Их действия в большинстве своем мотивированы эгоистическими инстинктами в конъюнктуре политической борьбы всех против всех. Именно этим, прежде всего, объясняется большинство наших бедствий. Решения о разрушении союзного государства, о гибельной экономической политике, о танковом расстреле парламента страны, о чеченской бойне в 1995 году принимали безрелигиозные люди, которые ничего не понимают не только в высших ценностях, но и в реальной жизни, поскольку их сознание идеологизировано, утопично, клочковато, историческая память отсутствует, воля редуцирована до элементарных инстинктов власти и наживы.

Все эпохальные вызовы требуют объединения разрозненных частей Русского Православия. Как уже говорилось, разделение Русской православной Церкви в противостоянии богоборческому режиму было неизбежным. Разошедшиеся части Церкви провиденциально расширили фронт противостояния богоборчеству. Конечно же, во многом правы были те иерархи, которые вслед за патриархом Тихоном стремились всеми силами сохранить церковную организацию в России во имя религиозного окормления десятков миллионов православных людей. Только мысль о том, что все церковнослужители покинули Россию или принципиально ушли в катакомбы, показывает, какими бы духовными бедствиями это обернулось для русских людей. Сохраняя официальную организацию, руководство Московской Патриархии отстаивало возможность легального противостояния государственному атеизму со стороны миллионов людей. В условиях ужасающих гонений в течение десятилетий тлеющая миссионерская, проповедническая и пастырская деятельность оказывалась во мраке тотального богоборчества единственно спасительным светом для десятков миллионов людей. Но, конечно же, это не могло не сопровождаться прельстительными компромиссами с безбожной властью. Некоторые формы компромисса были объективно неизбежны в пасти красного дракона, но были и такие, которые являлись результатом только человеческих немочей и греховности - прельщения, предательства, слабодушия, - опять же, неизбежных в нашем падшем мире.

Малая часть церковного народа - наиболее мужественная и духовно твердая - ушла в церковное подполье. Катакомбная Церковь видела все искушения взаимодействия с советской властью, сохраняла чистоту церковного предания, являла пламенных мучеников за веру, но она была лишена доступа к массам церковного народа, который не должен быть брошен пастырями ни при каких обстоятельствах. В свою очередь, представители Русской Зарубежной Церкви со стороны имели возможность видеть и обличать ложь и кровавые насилия коммунистического режима, фиксировать пагубные формы прельстительного церковного компромисса в России. Особой миссией Русской Церкви в зарубежье было свидетельство о Православии среди других народов. И все же прихожане РПЦ за рубежом находились в тылу эпохальной брани богоборчества с русским Православием, где они имели возможность сохранять и наращивать силы, духовно очищаться, оздоровляться и создавать противоболезненные средства. Но, тем не менее, решалось все на фронте, где перемешаны кровь и грязь, мужество и трусость, геройство и предательство, беззаветная вера и отступничество, хитроумные маневры и откровенная глупость, наступления и отступления, победы и поражения. Таковым фронтом и была десятилетиями многострадальная Россия, все диаспоры которой могли выполнять только вспомогательную роль.

Наступило время собирания камней, когда необходимо осознать: все разделения были вынужденными, в общей брани у каждого есть и провиденциальная, и греховная сторона. Но никто не приоритетен, и ни у кого нет основания требовать друг от друга и друг перед другом покаяния. Покаяние - это добровольная глубинная миссия, которая не может быть неукоснительным предварительным условием воссоединения. Задача общая и каждой части Русской Церкви - преодолеть вынужденные временные разделения и накопившиеся разногласия, братски воссоединить на земле то, что на небесах никогда и не разделялось - Русское Православие.



Примеч. ред.:Все верно.
Однако, не сказано  главное, что  преодолеть разделения в Церкви можно только в Истине, то есть в Истинном вероисповедании, свободном от каких бы то ни было ересей, и в первую очередь ереси 20 века - сергианства и панереси экуменизма.
Только тогда состоится Воскресение Русской Церкви и Торжество Православия на Русской земле и исполнение пророчеств Святых Отцов  о  миссии России в конечные времена.
И потому каждый, кому дорого собственное спасение и возрождение Отечества, должен прежде всего сам быть в Церкви .
А это, согласно святоотеческому учению возможно только одним путем: путем выхода из еретической церковной организации.личного покаяния в ересях сергианства и экуменизма и присоединения к Церкви, сохранившей Неповрежденное Православие.
Это трудно, но по- другому - невозможно.Надо знать учение Святых Отцов и Историю Церкви,ибо без этого  Православия нет.
Приходы Такой Церкви в России есть.
Никакая борьба с ересями изнутри еретической церкви - "церкви лукавнующих", согласно  учению Святых Отцов невозможна.
И, если мирным путем Возрождение Церкви в Истине Исповедания веры не состоится, то Победа Православия в России опять будет коваться в огненных испытаниях.

"Семя Русской Церкви" - Российские Новомученики, но это Семя только тогда прорастет,когда будет подлинное, а не фарисейское почитание Новомучеников, то есть - следование их путем.

Tags: Воскресение России, ИПЦ, Исповедничество, Истина, Отечество, Православие, Предание, РПЦ, РПЦЗ, Россия, Русская победа, Русский народ, Русское, Русское сопротивление
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments