December 3rd, 2017

ГЛАВНОЕ - О НЕМ ПОМНИТЬ. ЭССЕ. Священномученик Анатолий (Жураковский)


3 декабря 1937 года расстрелян священник Анатолий(Жураковский), духовный писатель и поэт, антисергианин, сторонник иосифлянского движения в Киеве.
В сутолоке жизни, в гаме и шуме, в суете, о Нем, о Нем не забывайте, и тянуться, тянуться к Нему и открывать душу Ему, всю целиком. Чтобы Он близко был, ближе тела, ближе всего, — в этом вся суть, это единое на потребу.

От этого печаль и холод души, что от Него отошли, о Нем забыли, ибо, как и Серафим говорил, дьявол холоден, а Он горяч, ибо кто близ Него, тот близ огня. Но все наше существо распалось, раздробилось.
Мы не можем собрать себя, и даже когда хотим о Нем думать и Его чувствовать, то мысли разлетаются по сторонам, и чувства далеки от Него. И мы, мы так грешны, что нам думать о Нем трудно…

«Мир во зле лежит, и кто любит мир, в том нет любви Отчей, но любовь к миру — есть ненависть к Нему»…
Я тоже частица мира, ведь я должен себя возненавидеть, себя умертвить. А разве это легко — себя умертвить. Но надо уметь умирать бодро и радостно. И они, ведшие нас, — умели.

«Мы отовсюду подтесняемы, но не стеснены, мы в отчаянных обстоятельствах, но не отчаиваемся, мы гонимы, но не оставлены, низлагаемы, но не погибаем. Всегда носим в теле мертвенность Господа Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в теле нашем. Ибо мы живые непрестанно предаемся на смерть ради Иисуса, чтобы и жизнь Иисусова открылась в смертной плоти нашей. Так что смерть действует в нас… Посему мы не унываем, но если внешний человек наш и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется. Ибо кратковременное страдание наше производит в безмерном преизбытке вечную славу».

Так умирали они, так умирал великий апостол язычников. Я же умираю со стонами и скрежетом зубовным. Но не так подобает идти на смерть. Радостно первые христиане шли на смерть и муки и в ответ на все вопли и крики проклятия говорили: «Я христианин». Так и мы твердо, радостно и бодро на всякое влечение жизни, на всякий удар, падающий на нас, на все, на все, что к нам идет, должны всегда иметь один сверкающий и блаженный ответ.

На душе у меня теперь спокойно и мирно. Темная тень прошла, как туча, как буря. Душа поднялась и освежилась. Я готов опять и к борьбе, и к напастям. Я опять радостен, безыскусственно радостен. Ведь это так радостно — чувствовать себя христианином, чувствовать, что Христос благостен к тебе, любит тебя, несмотря на всю твою нечистоту и весь твой грех. Только бы подольше была эта радость…»
Tsar-1998
  • pisma08

Убиение Царской Семьи



Что значит эта странная кабаллистическая надпись? Откуда она и кто начертал ее?

«Здесь по приказу силы, скрытой во тьме, был принесен в жертву царь, чтобы уничто­жить государство. Да ведают все народы»...

Так расшифровал эту надпись Энель, зна­ток каббалистических знаков, в своей бро­шюре, опубликованной им в Брюсселе в се­редине 30-х годов, указав, что надпись сия это шифрованная комбинация древних арамейских, самаритских и греческих пись­мен.

Найдена эта зловещая надпись была на стене в Ипатьевском доме в Екатеринбурге, где совершилось страшное злодеяние — убийство Русского Царя и Царской Семьи... Надпись эта появилась там после того, как свершилось преступление, непосредственно сразу после убийства.

Кто же начертал ее? Убийцы? Нет. Физи­ческие убийцы начертать этой надписи не могли, ибо никто из них не мог обладать познаниями в области секретной и сложней­шей науки - если таковую можно назвать наукой — каббалы.

Их было одиннадцать: Янкель Юровский, Лаонс Горват, Анзельм Фишер, Изидор Эдельштейн, Эмиль Фекете, Имре Надь, Ви­ктор Гринфельд и Андреас Вергази — все иностранцы из интернационалистов, и Ва­ганов, Медведев и Никулин — трое рус­ских пьяниц и уголовников. Никто из них малокультурных рядовых участников интернациональных бригад — не был из числа посвященных в тайны каббалы... В Екатеринбурге находилось тогда еще пять человек, принимавших организацион­ное участие в убийстве: Шая Голощекин, Янкель Вайсбарт (Белобородов), Александр Мебиус, Пинхус Вайнер (Войков) и некий Сафаров, но и они, по всем данным, далеки были от тех высоких степеней посвящения, которые давали знание сокровенных тайн каббалы и владение ими...

Но вот из Москвы или откуда-то из Евро­пейской России к моменту убийства, соглас­но показаниям свидетелей и утверждению корреспондента «Таймса», англичанина Ро­берта Вильтона, бывшего в ту эпоху в Си­бири и принимавшего участие в следствии, в Екатеринбург прибыл, в обстановке край­ней таинственности, с собственной охраной, «некто с черной как смоль бородой», кото­рый проверил помещение, где произошло убийство и удостоверился в том, что Царь и его Семья убиты... Он оставался в страш­ном подвале некоторое время один... До его посещения никто каббалистической надпи­си не видел. Таковая была обнаружена сра­зу же после того, как Екатеринбург был очищен красными и белые, открыв заколо­ченный дом, начали следствие по делу о цареубийстве.

«Некто с черной как смоль бородой», имя которого так и осталось неизвестным, был очень важной особой — по всем данным особой весьма высокого посвящения — осо­бой столь важной, что организаторы убий­ства в Екатеринбурге, тщательно оберегав­шие место убийства от каких-либо посто­ронних глаз, немедленно впустили незна­комца туда и предоставили ему все доказа­тельства в том, что убийство совершено. Не­смотря на то, что в то опасное и трудное время гражданской войны передвижение по стране было очень затруднено, «некто» бу­квально «пролетел» без всяких задержек в Екатеринбург и обратно в Европейскую Россию, а затем бесследно исчез. Букваль­но бесследно, ибо от этого таинственного «контролера из центра» действительно ни­каких следов, кроме факта его пребывания в Екатеринбурге в трагические дни, не со­хранилось.

Поистине, эмиссар «силы, скрытой во тьме»

<…>

«Голос России», № 116, август 1961.