October 10th, 2017

Новосвященномученик Митрополит Петр: «Я теперь не умру»

Оригинал взят у ortorussia в Новосвященномученик Митрополит Петр: «Я теперь не умру»
Русские Епископы и Истинные Священники,которые не желали сотрудничать с ОГПУ  и подписать Декларацию Сергия Страгородского все были уничтожены.Они и составляли Истинную Церковь Христову.Расстрелянную.
Более 10 лет томился в тюрьмах и ссылках и был расстрелян 10 октября 1937 года  Истинный Предстоятель Русской Церкви, Местоблюститель Патриаршего Престола Петр (Полянский), Митрополит Крутицкий.
Остались только отступники от Церкви, согласившиеся на союз с большевистской антихристовой властью.
Церкви, не одолимой вратами адовыми , среди наследников Сергия Страгородского нет...



...После того как власть узнала, что Митрополит Петр пишет письма митрополиту Сергию, в которых критически отзывается о его политике, Патриарший Местоблюститель 17 августа 1930 г. был вновь арестован и доставлен в тюрьму города Свердловска. В ноябре 1930 г. ему было предъявлено надуманное обвинение в том, что, «находясь в ссылке, он среди окружающего населения вел пораженческую агитацию, говоря о близкой войне и падении Соввласти и необходимости борьбы с последней, а также пытался использовать церковь для борьбы с Соввластью» .

Предъявляя митрополиту Петру новое обвинение, власть одновременно давала ему понять, что способ облегчить его положение есть. Его уже неоднократно призывали отречься от местоблюстительства.
Теперь Тучков предложил ему получить свободу в обмен на секретное сотрудничество с ОГПУ. Очевидно, Местоблюститель был тогда далеко не первым православным архиереем, получившим такого рода предложение. Кто-то считал для себя принятие обязанностей осведомителя допустимым, тем более что сотрудничество с органами, как казалось, можно было и имитировать. Митрополит Петр, однако, совмещение служения Церкви и госбезопасности находил невозможным. От предложения Тучкова он отказался, предпочтя новые тюремные муки.
23 июля 1931 г. Коллегией ОГПУ было вынесено постановление: «Полянского (Крутицкого) Петра Федоровича – заключить в концлагерь, сроком на пять лет, считая срок с момента вынесения настоящего постановления» .
Однако с отправкой Местоблюстителя в концлагерь спешить не стали. 19 августа 1931 г. из Москвы в Свердловск за подписями начальника СПО ОГПУ Я. С. Агранова и Е. А. Тучкова была направлена записка: «Полянского […] просьба содержать под стражей во внутреннем изоляторе при ПП ОГПУ по Уралу» (32).


Вырваться за пределы одиночной камеры, пусть даже в концлагерь, Митрополиту Петру было уже не суждено. В своего рода дневнике, который вел священномученик Петр и который затем попал в руки его мучителей,

он писал: «Одно только и поддерживает – это сознание, что у меня есть обязанности по отношению к Церкви, которой я должен не оставлять, хотя бы и не пришлось их осуществить. В этом случае чувство ответственности побуждает показать пример в силу, чтобы постигшие страдания не могли сломить меня. Было также преступным под влиянием какого-либо острого чувства или чувства, основанного на надежде личного благополучия, предпринимать те или другие решения, опрометчивость и неудача которых может стать пагубной для Церкви. […] Всеми, находящимися в моем распоряжении мерами власти, призван защищать порядок Церкви, стражем которой обязан быть.
Жизнь есть подвиг, а главное то, что нам кажется, огорчает нас и это будто бы мешает нам исполнять наше дело жизни. Тебя мучают — бедность, болезнь, клевета, унижение и стоит только пожалеть себя, и ты несчастнейший из несчастных. Но стоит только понять, что это то самое дело жизни,  которое ты призван делать — и вместо уныния и боли — энергия и радость. […] Держусь непоколебимого христианского настроения и идеалов и потому не могу в свое служение Церкви вложить какое-либо раздвоение или пожертвовать им в пользу личного благополучия. Я считал бы себя бесчестным не только перед верующими, но и перед самим собою, если бы личные интересы предпочел своему долгу и любви к Церкви. Веруй и умей нести свой крест. Отдаюсь на волю Провидениия, памятуя, что всякое незаслуженное страдание является залогом спасения. […] Единственное, что для меня, вероятно, осталось – это страдать до конца с полной верой в то, что жизнь не может быть уничтожена тем превращением, которое мы называем смертью».

Collapse )
Местонахождение могилы Священномученика Петра неизвестно.
Кровь Местоблюстителя Патриаршего Престола и всех верных Христу Новомучеников - на руках не только большевиков, но на руках Сергия Страгородского лично и всех, кто защищает его и нынешнее сергианство.
И на мне  она была, когда я была членом сергианско-экуменической МП.



Использованы материалы доктора церковной истории, к.и.н., иерея Александра Мазырина:
http://www.sinergia-lib.ru/index.php?id=4695§ion_id=3073

"Поминать митрополита Сергия за Богослужением не благословляю". Митрополит Петр (Полянский)

Оригинал взят у ortorussia в "Поминать митрополита Сергия за Богослужением не благословляю". Митрополит Петр (Полянский)

"...Условия заключения Святителя Петра были очень тяжелы. Владыка страдал от того, что, чувствуя себя в ответе перед Богом за церковную жизнь, он был лишён всякой связи с внешним миром, не знал церковных новостей, не получал писем. Когда же до него дошли сведения о выходе «Декларации» митрополита Сергия (Страгородского), являвшегося его заместителем, Владыка был потрясён. Он был уверен в митрополите Сергии, в том, что тот осознаёт себя лишь «охранителем текущего порядка», «без каких-либо учредительных прав», что Святитель ему и указал в письме 1929 года, где мягко укорил митрополита Сергия за превышение им своих полномочий. В том же письме Владыка просил митрополита Сергия «исправить допущенную ошибку, поставившую Церковь в унизительное положение, вызвавшее в Ней раздоры и разделения...».

В начале 1928 года с Владыкой имел возможность встретиться и беседовать участник одной научной экспедиции, профессор Н. Ему Владыка так сказал о своей оценке деятельности митрополита Сергия: «Для Первоиерарха подобное воззвание недопустимо. К тому же я не понимаю, зачем собран Синод, как я вижу из подписей под Воззванием, из ненадёжных лиц. В этом воззвании набрасывается на Патриарха и меня тень, будто бы мы вели сношения с заграницей политические, между тем, кроме церковных, никаких отношений не было. Я не принадлежу к числу непримиримых, мною допущено всё, что можно допустить, и мне предлагалось в более приличных выражениях подписать Воззвание, но я не согласился, за это и выслан. Я доверял м. Сергию и вижу, что ошибся».

В 1929 году священномученику Дамаскину, епископу Стародубскому, удалось наладить через связного общение с митрополитом Петром. Через этого связного Святитель устно передал следующее:

«1. Вы, епископы, должны сами сместить митрополита Сергия.

2. Поминать митрополита Сергия за Богослужением не благословляю».

В 1930 году из зимовья Хэ Святитель написал ещё одно, последнее, письмо к митрополиту Сергию, где выразил огорчение, что тот, как лицо ему подчинённое, не посвятил его в свои намерения относительно легализации Церкви путём недопустимых компромиссов: «Раз поступают письма от других, то, несомненно, дошло бы и Ваше». Выражая своё отрицательное отношение к компромиссу с коммунистами и к уступкам им, допущенным митрополитом Сергием, Владыка прямо требовал от последнего: «если Вы не в силах защищать Церковь, уйдите в сторону и уступите место более сильному».

Таким образом, Святитель считал, что русские архиереи должны сами наложить прещение на митрополита Сергия за его антиканонические деяния. Возможно, для этого и было подготовлено в 1934 году Послание священномученика архиепископа Серафима (Самойловича) о запрещении митрополита Сергия в священно-служении.

В 1931 году Владыку частично парализовало. Случилось это после визита Тучкова, предложившего Святителю стать осведомителем Г. П. У. Ещё ранее у него началась цинга. В 1933 году больного астмой престарелого Святителя лишили прогулок в общем тюремном дворе, заменив их выходом в отдельный двор-колодец, где воздух был насыщен тюремными испарениями. На первой «прогулке» Владыка потерял сознание. Когда его перевели с ужесточением режима в Верхнеуральскую тюрьму особого назначения, то поместили снова в одиночной камере, а вместо имени дали № 114. Это был режим строгой изоляции.

Есть свидетельства о том, что митрополит Сергий (Страгородский), ожидая освобождения законного Местоблюстителя, направил советскому правительству письмо, что в случае выхода из заключения митрополита Петра, вся Церковная политика уступок изменится в прямо противоположную сторону. Власти отреагировали должным образом, и Владыка Пётр, дождавшись дня освобождения — 23 июля 1936 года — в Верхнеуральской тюрьме, вместо свободы получил новый срок заключения ещё на три года. К этому моменту ему было уже семьдесят четыре года и власти решили объявить Святителя умершим, о чём и сообщили митрополиту Сергию, которому в декабре был усвоен Патриаршего Местоблюстителя — ещё при живом митрополите Местоблюстителе Петре. Так прошёл ещё год тяжкого заключения для больного старца-первосвятителя.

В июле 1937 года по распоряжению Сталина был разработан оперативный приказ о расстреле в течении четырёх месяцев всех находящихся в тюрьмах и лагерях исповедников. В соответствии с этим приказом администрация Верхнеуральской тюрьмы составила против Святителя обвинение: «...проявляет себя непримиримым врагом советского государства..., обвиняя в гонении на Церковь ее деятелей. Клеветнически обвиняет органы Н. К. В. Д. в пристрастном к нему отношении, в результате чего якобы явилось его заключение, так как он не принял к исполнению требование Н. К. В. Д. отказаться от сана Местоблюстителя».

27 сентября (10 октября н. ст.) 1937 года в 4 часа дня священномученик митрополит Пётр был расстрелян в Магнитогорской тюрьме, и тем самым увенчал свой исповеднический подвиг пролитием мученической крови за Христа.
Игумен Дамаскин.

На сцене новый танец - церковный самозванец

Поместный Собор 1917-18 гг. постановил, что в случае гибели Патриарха назначается Местоблюститель Патриаршего престола, одной из задач которого является координация действий Церкви по созыву канонически свободного Поместного Собора для избрания нового Патриарха. Святейшему Тихону Поместный Собор доверил формирование потаенного перечня кандидатов на должность Местоблюстителя. В октябре 1920 года Священный Синод во главе с Тихоном детализировал этот порядок.
После гибели патриарха Тихона в 1925 году Местоблюстителем патриаршего престола стал Митрополит Петр (Полянский), входивший в число 4 епископов, нареченных в завещании святого Патриарха в качестве канонически полномочных кандидатов. Сана местоблюстителя патриаршего престола с митрополита Петра никто не снимал, а аресты Святителя безбожными властями препятствием к ношению духовного звания не являются.
Митрополит Петр (Полянский) принял муки и страдальческую смерть (был расстрелян в 1937 году) в сталинских лагерях конкретно как легитимный Местоблюститель Патриаршего Престола.
В условиях страшных гонений и репрессий со стороны ГПУ митрополит Сергий (Страгородский) в 1927 году воспользовался арестом Местоблюстителя Патриаршего престола Священномученика Митро­полита Петра и объявил сам себя, вопреки канонам и уставу Церкви, "заместителем патриаршего местоблюстителя", хотя в перечне кандидатов на должность легитимного местоблюстителя он не значился.
Самозванец сделал при для себя антиканонический "временный синод", который до удивления стремительно был признан Русской властью и зарегистрирован основным гонителем верующих - ГПУ.
Сам же митрополит Сергий известен тем, что в 1922 Сергий поддержал обновленческий раскол, объявивший о низложении арестованного Патриарха Тихона. Будучи опытным раскольником, митрополит Сергий (Страгородский) присвоил, при помощи ГПУ, административную власть над Церковью, практически упраздняющую возрожденную не так давно соборность. Так, митрополит Сергий занялся воспрещением в служении и даже отлучением других епископов, в том числе только за то, что те отрешались присягнуть в верности И.Сталину. Каноническое право воспрещать и отлучать архиереев имеет только Архиерейский либо Поместный соборы.
Тем митрополит Сергий со своим так именуемым временным синодом присвоил себе власть огромную, ежели патриарх и Поместный собор вкупе взятые, не имея на то, естественно, никаких полномочий от церковной полноты. Все его возможности проистекали только из собственного самозванства и из постановления о регистрации его "синода" карательным органом богоборческого режима - ЧК-ГПУ. Тем каноническая преемствен­ность официальной верховной власти в Православной Русской Церкви в 1927 году была прервана.
По Уставу 1917-1918 гг., высшее церковное управление, в случае невозможности его канонического продолжения, упразднялось вообщем, а епископы должны были навести все усилия на сохранение паствы и общин в собственных регионах, пока не представится возможность провести легитимный Поместный собор и найти волю Бога в отношении личности Патриарха.
Но митрополит Сергий попрал и Устав Русской Церкви, и правила Вселенских соборов в части поставления епископов. Таким образом, согласно нормам Восточной Церкви, все акты митрополита Сергия и его синода, начиная с провозглашения Сергием себя "заместителем патриаршего местоблюстителя", являются глубоко антиканоничными, другими словами - церковным злодеянием.
За учиненный им раскол, по правилам священных соборов, митрополит Сергий подлежит извержению из сана и отлучению от Церкви.

http://reftrend.ru/244551.html