September 15th, 2017

Убеленные кровью...

"И когда Он снял пятую печать, я увидел под жертвенником души убиенных за слово Божие и за свидетельство, которое они имели. И возопили они громким голосом, говоря: доколе, Владыка Святый и Истинный, не судишь и не мстишь живущим на земле за кровь нашу? И даны были каждому из них одежды белые, и сказано им, чтобы они успокоились еще на малое время, пока и сотрудники их и братья их, которые будут убиты, как и они, дополнят число".
Откровение Иоанна Богослова, Глава 6.

"Стойте, братия и сестры во Христе, мужественно стойте в вере православной. Не имейте общения никакого с ересью сергианской, с ее еретической "церковью". Ересь эта признает власть антихриста властию "от Бога"... Если кто уклонится в эту ересь, то и мученичество его не спасет от этого великого греха...
...Умоляю вас: стойте о Господе, не входите ни в какое общение, в соприкосновение с ересью антихристовой».
Святой Новомученик протоиерей Симеон(Могилев).

А кто ныне пойдет вслед за Новомучениками, свидетельствуя мiру об истинном вероучении против компромиссного сергианства?

"Господи, освободи! Молитвами мучеников Твоих во всей России!" Катакомбная Церковь. Проф. И. Андреев



1937 год, декабрь месяц. После концлагеря я не имею права проживать в столице и живу в 200 километрах от Петрограда (Ленинградом мы называем город св. Петра только в официальных случаях).

Там, где я живу, – в окружности более 100 километров нет ни одной церкви. В Петрограде существуют только 2 церкви: Морской Никольский Собор (вблизи Мариинского театра) и церковь св. Князя Владимира (у Тучкова моста). Обе церкви – “сергианские”. В сергианские храмы я и мои многочисленные друзья не ходим с конца 1927 года, т. е. уже 10 лет. Тайком я приезжаю в Петроград и иду к одной своей знакомой. К ней приходит одна тайная монашенка. Эта последняя везёт меня на тайное богослужение катакомбной Церкви. Я ничего не спрашиваю и не интересуюсь, куда мы едем. Я нарочно не хочу знать, чтобы потом, если, сохрани Боже, буду арестован, даже под пытками не сказать, где я был.

Поздний вечер. Темно. На одном из вокзалов садимся в поезд. Едем больше часа. Вылезаем на маленьком полустанке и идём в темноту 2-3 километра. Приходим к какой-то деревушке. На краю первый домик. Почти ночь. Темно. Тихо. Тихий стук в дверь. Дверь отворяется и мы входим в избу. Проходим в чистую комнату. Окна глубоко занавешены. В углу несколько старинных образов. Перед ними теплятся лампадочки. Народу – человек 15, больше женщины в платочках: трое мужчин средних лет, несколько детей 12-14 лет. Батюшка – мой знакомый. Когда-то он был преподавателем в гимназии, где я учился. Он помнит меня еще мальчиком. Батюшка приветливо меня встречает, благословляет, целует…
Collapse )