July 20th, 2017

Слово и Имя. Жизнь и Дух Священного Писания и Имени Божия. Алексей Лебедев

Большинство современных богословских проблем возникло от забвения учения святителя Григория Паламы. Согласно этому учению, Бог есть не только сущность, совершенно непостижимая для творения и неприобщаемая ему, но и нетварная, совечная сущности энергия. Поэтому в письме к Иоанну Гавре святитель пишет: "Каждая [божественная] сила или каждая энергия есть Сам Бог". В Священном Писании, практически везде, где говорится об Имени Божием, имеется в виду Божественная сила и слава, то есть нетварная божественная энергия. Отсюда понятно, что в библейском смысле Имя Божие, действительно, есть Сам Бог.
Но Имя Божие, безусловно является Богом Самим и в другом смысле: в том, о котором говорит преп. Максим Исповедник в толковании на молитву Господню: "...Имя Бога Отца, пребывающее сущностным образом, есть Единородный Сын [Его]".

Конечно, под Именем Божиим мы чаще всего понимаем известные слова, произносимые нами мысленно или устно. И, разумеется, ни тварное слово, ни даже наша тварная мысль, Богом не являются. Однако и в этом случае нужно иметь в виду, что таковые слова-имена неразрывно связаны с Божественным откровением (той же самой нетварной энергией), которое они в себе заключают, а потому безусловно святы и Сам Господь в них присутствует реально, объективно, независимо от нашего желания или нежелания.
Святитель Григорий Нисский, авторитетом которого имяборцы бесплодно пытаются подкрепить свою позицию, рассуждает о Священном Писании: "Если снять телесный покров слова, то остающееся есть Господь, жизнь и дух, по учению великого Павла и по евангельскому слову. Потому что Павел сказал, что обратившийся от буквы к Духу принимает уже не убивающее рабство, а Господа, Который есть животворящий дух, а высокое Евангелие говорит: «глаголы, яже Аз глаголах вам, дух суть и живот есть» (Ин. 6:63), как обнаженные от телесного покрова" (Святитель Григорий Нисский. Опровержение Евномия. Кн. 7. 1).
Очевидно, что мысль святителя Григория в равной мере относится и к Божественным именам

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 1. Алексей Лебедев.


(Публикуется впервые)

(Послание Святейшего Синода опубликовано в № 20 «Церковных ведомостей» за 1913 г. Текст «Послания» взят с сайта «Благодатный огонь» http://blagogon.ru/biblio/564/)

Цитаты, использованные в «Критическом разборе», частично заимствованы с сайта «Азбука веры» http://azbyka.ru/otechnik/

цитата из Послания:
///БОЖИЕЙ МИЛОСТИЮ, Святейший Правительствующий Всероссийский Синод всечестным братиям, во иночестве подвизающимся
Благодать вам и мир от Господа Иисуса Христа да умножится!
Появившееся в последнее время и смутившее многих православных, монахов и мирян, учение схимонаха Илариона о сладчайшем Имени Господнем Иисус было предметом тщательного рассмотрения в Святейшем Синоде. Для достижения возможного беспристрастия Святейший Синод выслушал три доклада (при сем прилагаемые), составленные отдельно один от другого, и, по достаточном обсуждении, единогласно присоединился к окончательным выводам этих докладов, тем более что эти выводы вполне совпадают и с суждениями греческих богословов с острова Халки и с решением Святейшего Вселенского Патриарха и его синода///.
+ + +
Согласие в истине — всегда благо, согласие в ошибках и заблуждениях — всегда бедствие. Пройдёт совсем немного времени после 1913 г. и Русскую Церковь захватит страшный вихрь революционных событий, епископы, множество священников и иных духовных лиц поддержат антимонархическую февральскую революцию, основная масса русских людей отступит от Православия и уклонится в ересь сначала сергианства, затем экуменизма. Автор разбираемого ныне «Послания Российского Синода» войдёт в историю как анафематствованный ересиарх, предатель Церкви, соглашатель с богоборчеством и узурпатор церковной власти. В Церкви Греческой в 1923 г. начнутся антиправославные нововведения — прежде всего, переход на григорианский календарь — следствием чего станет церковный раскол, за которым последует всё большая вовлечённость официальной церкви в экуменизм, а её высших иерархов в масонство. Единомыслие иерархов и богословов обоих церквей, после осуждения имяславия, очень быстро, плавно и органично перешло в одобрение явного богоотступничества. Будь то сергианство, экуменизм или календарная реформа — практически во всём официальные церкви нашли «трогательное» взаимопонимание. Такова историческая реальность.
Collapse )

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 2. Алексей Лебедев

продолжение

цитата Синода:
///Непонятны, при объяснении о. Илариона и его последователей, события, подобные описанному в Деяниях (19, 14).
Главное же, допускать (вместе с о. Булатовичем), что “самым звукам и буквам Имени Божия присуща благодать Божия” (с. 188)
+ + +

Если благодать Божия не присуща «звукам и буквам Имени Божия», для чего лобызать книгу «Евангелие», благословлять ею, выставлять на поклонение верующим?! Зачем все эти странные манипуляции?! Заметим, что богослужебное Евангелие не освящается каким-либо чином или молитвой, освящению подлежат только украшающие книгу иконы. Зачем, наконец, поклонение иконам, кресту, употребление благословенного хлеба, елея, святой воды, коль скоро этому веществу не присуща благодать?! Если же она ему всё-таки присуща, то почему же отказывать в том веществу имени Божия, посредством которого всё перечисленное освящается?!

Collapse )

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 3. Алексей Лебедев



цитата:
///Потом, святитель нигде не учит смешивать энергий Божиих с тем, что эти энергии производят в тварном мире, — действия с плодами этого действия. Например, апостолы видели на Фаворе славу Божию и слышали глас Божий. О них можно сказать, что они слышали и созерцали Божество. Сошедши с горы, апостолы запомнили бывшее с ними и потом рассказывали другим, передавали все слова, слышанные ими. Можно ли сказать, что они передавали другим Божество? Был ли их рассказ энергией Божией? Конечно, нет: он был только плодом Божией энергии, плодом ее действия в тварном мире///
+ + +.

Для рационального ума, действительно, невозможная вещь: как это Сам Бог передаётся человеческим словом?! Но наверное, как-то передаётся, если это слово способно производить удивительные и сверхъестественные вещи, прежде всего, воздействовать на сердца слушающих и обращать их к вере. Кому, как не архиереям Православной Церкви знать это! Во время Литургии епископ возглашает готовящемуся читать Евангелие дьякону: «Бог молитвами святаго славнаго, всехвального апостола и евангелиста имярек да даст тебе глагол благовествующему силою многою во исполнение Евангелиа возлюбленнаго Сына Своего, Господа нашего Иисуса Христа». Очевидно, что «сила многая» - реально действующая в словах Евангелия благодать Божия, или — то Самое Божество, Божественная энергия, которые Синод, ну никак не хочет признавать в «человеческом» рассказе апостолов. Хотя, оставаясь при таком, мягко говоря, странном мнении об апостольской проповеди, совершенно непонятным остаётся, для чего поклоняться книге «Евангелие», лобызать её как икону, возлагать на головы больных? И почему эта книга не освящается по какому-нибудь особому чину? Основной грех рационалистического богословия Синода заключается в том, что для него Евангелие не есть действие Божие, Его откровение миру, Божественные истины или смыслы, облечённые в тварную оболочку человеческого слова, а человеческий рассказ на основе увиденного и услышанного. То, что Церковь понимала слово Божие совсем иначе, легко увидеть в свидетельствах как самого Священного Писания, так и святых отцов.
Collapse )

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 4. Алексей Лебедев

цитата Послания
///Выражения “имя Твое”, “имя Господне” и подобные на языке священных писателей (а за ними и у Отцов Церкви, и в церковных песнопениях и молитвах) суть просто описательные выражения, подобные: “слава Господня”, “очи, уши, руце Господни” или — о человеке — “душа моя”. Было бы крайне ошибочно понимать все такие выражения буквально и приписывать Господу очи или уши или считать душу отдельно от человека. Так же мало оснований и в первых выражениях видеть следы какого-то особого учения об Именах Божиих, обожествления Имен Божиих; они значат просто “Ты” или “Господь”///.
+ + +

Но, во-первых, в Священном Писании слишком часто говорится об Имени Божием как о Самом Боге. Это просто случайность? Во-вторых, что очевидно, Господь откликается на те имена, которыми Церковь и молящиеся Его призывают. Стало быть, Он признаёт их Своими. Ибо даже мы, грешные люди, не станем никогда откликаться на имена или прозвища, которые нам нежелательны. Отсюда и другой вывод: существуют имена принадлежащие Богу. Он благоволил усвоить их Себе.


Collapse )

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 5. Алексей Лебедев

цитата
///Тем же объясняет исцеление хромого и апостол Петр в Деяниях (3, 16): “...ради веры во имя Его, имя Его укрепило сего... и вера, которая от Него, даровала ему исцеление”///

+ + +

. В общем, Синод и его глашатай митр. Сергий (Страгородский) задались целью уничтожить веру в Имя Божие как святыню и как силу Божию. С удивительным постоянством и упорством «Послание» борется против чудодейственности и спасительности этого Имени! Но что же так старались ниспровергнуть почтенные архипастыри? Не иначе, как само Евангелие... Ибо Христос сказал: «Уверовавших же будут сопровождать сии знамения: именем Моим будут изгонять бесов; будут говорить новыми языками; будут брать змей; и если что́ смертоносное выпьют, не повредит им; возложат руки на больных, и они будут здоровы» (Мк. 16. 17-18). Куда уж яснее этого свидетельства Самого Господа. Его Именем творятся чудеса, Его Имя есть источник великой силы, или, как замечает о. Иоанн Кронштадтский, оно само есть сила.


Collapse )

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 6. Алексей Лебедев

цитата
///На основании всего вышеизложенного Святейший Синод вполне присоединяется к решению Святейшего патриарха и священного синода великой Константинопольской Церкви, осудившего новое учение “как богохульное и еретическое”, и со своей стороны умоляет всех, увлекшихся этим учением, оставить ошибочное мудрование и смиренно покориться голосу Матери-Церкви, которая одна на земле есть “столп и утверждение истины” и вне которой нет спасения. Она, невеста Христова, больше всех знает, как любить и почитать своего Небесного Жениха; она больше всех лобызает сладчайшее Имя Иисусово и прочие Имена Божии; но она не позволяет своему почитанию простираться далее должного, не позволяет недальновидным человеческим нашим догадкам и ограниченному нашему чувству становиться выше и как бы поправлять истину, открытую Ей Христом.
Православное же мудрование об Именах Божиих таково:
1. Имя Божие свято, и достопоклоняемо, и вожделенно, потому что оно служит для нас словесным обозначением самого превожделенного и святейшего Существа — Бога, Источника всяких благ. Имя это божественно, потому что открыто нам Богом, говорит нам о Боге, возносит наш ум к Богу и пр. В молитве (особенно Иисусовой) Имя Божие и Сам Бог сознаются нами нераздельно, как бы отождествляются, даже не могут и не должны быть отделены и противопоставлены одно другому; но это только в молитве и только для нашего сердца, в богословствовании же, как и на деле, Имя Божие есть только имя, а не Сам Бог и не Его свойство, название предмета, а не сам предмет, и потому не может быть признано или называемо ни Богом (что было бы бессмысленно и богохульно), ни Божеством, потому что оно не есть и энергия Божия.///.


Collapse )

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 7. Алексей Лебедев

Имя, по наружности своей ограниченное, но изображающее собой Предмет неограниченный, Бога, заимствующее из Него неограниченное, Божеское достоинство, Божеские свойства и силу» (Там же. Слово о молитве Иисусовой. Т. 2. Стр. 264).

Не меньшее достоинство и силу признавали за именем Божиим и другие русские святители.

"Сие спасительное имя Иисус прежде всех веков, в Троическом Совете, было предуготовано, написано и до сего времени было хранимо для нашего избавления, теперь же, как бесценный жемчуг, принесено было из небесной сокровищницы для искупления человеческого рода и открыто всем Иосифом. В этом имени открыты безвестная и тайная премудрости Божией (Пс. 50,8). Это имя, как солнце, озарило своим сиянием мир, по слову пророка: Возсияет вам, боящимся имене Моего, Солнце правды (Мал. 4,2). Как благовонное миро, оно напоило своим ароматом вселенную: миро, — сказано в Писании, — излияное имя Твое (Песн. 1,2), не в сосуде оставшееся миро — имя Его, но вылитое. Ибо пока миро хранится в сосуде, до тех пор и благовоние его удерживается внутри; когда же оно прольется, то тотчас наполняет воздух благоуханием. Неизвестна была сила имени Иисусова, пока скрывалась в Предвечном Совете, как бы в сосуде. Но как скоро то имя излилось с небес на землю, то тотчас же, как ароматное миро <...> наполнило вселенную благоуханием благодати, и все народы ныне исповедуют, яко Господь Иисус Христос в славу Бога Отца (Фил. 2,11)." (Димитрий Ростовский. Слово на Обрезание Христово. Жития святых, изложенные по руководству Четьих-Миней св. Димитрия Ростовского. Книга пятая. М, 1904. С. 6-7).

Collapse )

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 8.Алексей Лебедев

Критический разбор «Послания» Святейшего Синода 1913 г. об имени Божием. Часть 8. Окончание.Алексей Лебедев

Чем же является Имя Божие, если отбросить его еретическое имяборческое понимание как «условности, ни духовно, ни материально не существующей»? Человеческим словом? Нет, разумеется. Оно существует вечно и прежде, чем был создан человек (Числа. 14. 21; Пс. 71. 17) Хотя и человеческие слова имеют к нему отношение. Странно было бы отрицать, что имена Пресвятая Троица, Бог Саваоф, Господь Иисус Христос и иные не состоят из человеческих слов. Столь же очевидно, что слова, образующие данные имена, взятые в отдельности, имеют свой самостоятельный смысл и приложимы не только к Богу. Таково общее свойство слов. Например, Пётр. В переводе - «Скала», «Камень». Рассматривая это имя само по себе, мы находим в нём лишь то, что подразумевается переводом: идею крепости, силы, грандиозности, пожелание того, что хотелось бы видеть в названном этим именем человеке. Однако даже и такое, отвлечённое от конкретного лица, имя всё же существует как вполне объективная реальность той области бытия, о которой говорилось выше. И оно реально ничуть не менее, чем количество и число, заложенные Создателем в созданный Им мир. Если же имя связывается с конкретным человеком, то отвлечёная идея обозначает данную, неповторимую, созданную Богом личность. Слово остаётся тем же самым, но смысл его меняется. Пётр — может быть и Апостолом Петром и императором Петром I. Соответственно, Иисус — именем второй Ипостаси Пресвятой Троицы, или иудейского вождя Иисуса Навина. Даже на самый первый и поверхностный взгляд, очевидно, что сила, историческое и духовное значение этих имён совершенно различны.
Collapse )