July 4th, 2017

Обетования имяславцам в годину конечных искушений

Господь обещал верным исповедникам Слова и Имени Божия - отрадные обетования : " ты немного имеешь силы, и сохранил слово Мое, и не отрекся Имени Моего, ... и как ты сохранил слово терпения Моего, то и Я сохраню тебя от годины искушенiя, которая придет на всю вселенную, чтобы испытать живущих на земле. Се, гряду скоро: держи, что имеешь, дабы кто не восхитил венца твоего".(Откр.3:7-13). А далее в Откровении в 13 главе сказано. что будут иметь духовную силу свыше не поклониться зверю только те христиане, имена которых написаны на небесах в книге жизни у Агнца, закланного от создания мира. А чьи имена записаны в книге жизни? Дух Святой говорит, что тех христиан имена написаны в книге жизни, которые сохранили слово терпения Божiя и не отреклись от Имени Бога.
Лишь бы нам устоять в правом и спасительном исповеданiи Пресвятаго Имени Божиего!
Исповедающие Имя Божие Богом, предохранены будут Им от поклонения антихристу.
Когда зверю, хулителю Имени Бога «дана будет власть прельстить избранных и победить святых», то он не коснется исповедников Имени Божия по обетованию Господа: «сохраню от годины искушения, которая придет на всю вселенную, чтоб испытать всех живущих на земле». Такое обетование исповедникам, – за любовь к Имени Божию.
Имяборцы же будут побеждены антихристом.

Да будут благословенны горные пустыни Кавказа!

«В плане духовного бытия, в коем сходятся в невидимый узел многочисленные нити нашей душевной жизни, книга о. Илариона (на горах Кавказа - ред.) есть не простое литературное явление, а громадное событие, означающее новый этап в ходе церковной истории.

Нам представляется, что в книге о. Илариона невидимо и неслышно свершилось какое-то сгущение исконно благоговейного отношения Церкви к Имени Божию, сгущение, предваряющее и вызывающее кристаллизацию догматического осознания истины этого отношения. Нам хочется сказать: Да будут благословенны горные пустыни Кавказа за то, что в них впервые было расслышано какое-то внутреннее слово, идущее свыше, что они ответили первым призыванием, волнующим эхом на зов, раздавшийся в небесных сферах! Их ответ, преломленный чистой поверхностью молитвенного опыта, является поистине изумительным и чудесным в двух отношениях. Во-первых, по своему внутреннему смыслу, во-2, по своей чрезвычайной действенности»
Эрн В. Спор об Имени Божием.




«В плане духовного бытия, в коем сходятся в невидимый узел многочисленные нити нашей душевной жизни, книга о. Илариона (на горах Кавказа - ред.) есть не простое литературное явление, а громадное событие, означающее новый этап в ходе церковной истории.

Нам представляется, что в книге о. Илариона невидимо и неслышно свершилось какое-то сгущение исконно благоговейного отношения Церкви к Имени Божию, сгущение, предваряющее и вызывающее кристаллизацию догматического осознания истины этого отношения. Нам хочется сказать: Да будут благословенны горные пустыни Кавказа за то, что в них впервые было расслышано какое-то внутреннее слово, идущее свыше, что они ответили первым призыванием, волнующим эхом на зов, раздавшийся в небесных сферах! Их ответ, преломленный чистой поверхностью молитвенного опыта, является поистине изумительным и чудесным в двух отношениях. Во-первых, по своему внутреннему смыслу, во-2, по своей чрезвычайной действенности»
Эрн В. Спор об Имени Божием.