June 25th, 2017

Невозможно обрести дар любви, не познав Имя Божие

«Никто иной не любит имя Божье, кроме тех, кто как-либо созерцает Бога, ибо из ви́дения и познавания некоторым образом состоит по природе своей любовь, к коей востекший чрез благодать от духовной жизни соответственно достигает вершины благ и соединения деятельности и созерцания, в котором [вариант перевода: “в каковой любви”] благо и истина суть произведения ума, вполне наделенного мудростью. <…> Ведь любовь есть величайший дар Отца, подаваемый через Сына во Святом Духе тем, кто должным образом исступленно взыскует Бога, как сказано, то есть тем, кто во всех обстоятельствах прилежен в деятельности и созерцании: “И Я открыл им имя Твое и открою, да любовь, которою Ты возлюбил Меня, в них будет” [Ин 17:26]. <…> Поистине совершенно ясно становится, что невозможно, пожалуй, чтобы была кому-либо присуща любовь прежде, чем им будет познано через Божественное Слово Имя Бога. Тогда же, когда, действуя по благочестию, взойдем мы к состоянию созерцания и возымеем святое познание Бога и сияние по несказáнной благодати, действительно будем обладать божественной любовью, и, как следствие, вселится в нас Божественное Слово, любовь же, пожалуй, и есть Сам Бог» (Каллист Ангеликуд. Слово XVI о духовной брани и о согласном с ней священном безмолвии / пер. М. В. Грацианского под ред. А. Г. Дунаева // Византийские исихастские тексты / сост., общ. и науч. ред. А. Г. Дунаева. М., 2012. С. 417–418).

https://www.facebook.com/groups/izglubinki/permalink/1745503505467702/?pnref=story

«Хотя бы случилось и умереть — но с именем Господним»

Иеросхимонах Александр (Стрыгин) положил начало своей монашеской жизни в Оптиной пустыни, где вместе с будущим преподобным Амвросием Оптинским проходил одно послушание и вместе с ним ходил для духовного наставления к преподобному Леониду Оптинскому. Эта духовная дружба не прекратилась и впоследствии: когда отец Александр принял старчество в Гефсиманском скиту, преподобный Амвросий нередко присылал к нему своих духовных чад на исповедь.
Беседы с отцом Александром, которые публикуются в нашем издании, были записаны его келейником Гавриилом (будущим великим старцем Зосимовой пустыни схиигуменом Германом), который поступил в Гефсиманский скит в феврале 1868 года и прожил в послушании у отца Александра семь лет...

Ученик. Батюшка, почему так мало усердно занимающихся молитвой Иисусовой?
Старец. Много начинают, да мало кончают. Молитва Иисусова выше всех деланий духовных. Но если кто понудит себя усердно к ней и на опыте вкусит сладость от нее, тот скажет тогда: «Блажен тот человек, который ею занимается».
Ученик. Батюшка, как же научиться этой молитве, так чтобы, положив начало, и после не перестать ею заниматься, потому что начинающие читают эту молитву с трудом и неохотой?
Старец. Надо нудить себя. Без самопринуждения ни в чем не успеешь. Трудно идти в гору, — под гору бывает легче; трудно бывает также слепому, пока он не прозрит; а когда прозрит, радуется и веселится, что увидел свет. Так и молитве, хотя и плохо и с трудом будем учиться, но со временем выучимся, если не ослабеем; зависеть это будет от нашего самопонуждения. Божия же помощь всегда готова к нам прийти.
Ученик. Батюшка, простите, помысл меня устрашает и говорит, что я ум свой поврежу, когда буду творить молитву.

Collapse )