June 23rd, 2017

Беседа об имяславии. Алексей Зайцев

– Расскажите коротко о т.н. ереси имяславия.
– На самом деле имяславие – это православное учение, а ересью является то, что с имяславием борется. Потому что с точки зрения православия, в центре которого стоит учение об обожении, есть некое реальное присутствие Бога в мире, в том числе и в материи. И вот для того, чтобы разобраться с имяславием, достаточно почитать святоотеческую полемику против иконоборцев. Иконоборцы как раз были и имяборцами: они считали, что икона может быть допустима как некий интеллектуальный символ мысленного, субъективного переноса от зримого образа. Ну с какой стати, мол, к иконе прикладываться, целовать ее, оказывать ей какие-то знаки религиозного поклонения?! Правильное иконопочитание в понимании иконоборцев – это некий процесс для неграмотных: человек философской культуры может просто сесть в уголочке и мысленно куда-то перенестись, а вот человеку невежественному – ум у него невоспитан – нужны какие-то зримые знаки. Поэтому иконоборцы, особенно в поздний период, не против были икон как таковых, они были против религиозных знаков поклонения им. Это, мол, какое-то язычество, идолопоклонство, поэтому они вешали иконы повыше, чтоб этого не допустить. А вот Иоанн Дамаскин обосновывает, что Бог, воплотившись во Христе, стал присутствовать во всей материи потенциально. До этого между тварным миром и Богом была некая онтологическая пропасть, и Бог, скажем так, мог только касаться материального мира (терминология святоотеческая это различает). А тут Божество стало, если так можно сказать, внутренне присуще человеческой природе, а значит, и всей материи. Потому что человеческая природа – это же материя, это некий микрокосм. И поэтому отсюда учение о некоем присутствии Божием в мире и во всей материи. Но это присутствие динамичное. Бог присутствует везде как Творец этого мира, поддерживающий его в бытии, и даже в сатане Он таким образом присутствует. И особым образом Он присутствует в соблюдающих естественный закон – в праведных язычниках. Каким-то еще особым образом Он присутствует в церковных символах и святынях, т.е. то, что Он считает Своим, в этом Он реально присутствует. Поэтому Он реально присутствует в иконе. Тут никакого субъективизма, субъективизм только на уровне того, способен ли человек вместить дар Божественной благодати, который в иконе объективно присутствует, или не способен. Есть же такое понятие – приобщение в осуждение? Бог объективно в Евхаристии присутствует? С православной точки зрения – да. А присутствует ли Он во всяком причащающемся? С православной точки зрения – нет. Потому что человек может причащаться символу, в котором реально Бог присутствует, но сам при этом в силу своего греховного устроения быть как бы помимо Божества. Вот Иуда, например, по толкованию отцов, реально причастился вместе со всеми апостолами, и при этом мы читаем, сатана вошел в него. Так же и здесь: Бог реально присутствует в Имени Божием. Все молитвенники, Игнатий (Брянчанинов)... Мы хотим быть в духе Игнатия (Брянчанинова)?! Он, без всякого сомнения, был имяславцем. И как можно быть почитателем Игнатия (Брянчанинова) и быть при этом противником имяславия, я не знаю. Наверно, просто невнимательно его читали.
Collapse )