June 7th, 2017

Почему Господь не допустил до конца состояться Поместному Собору Российской Церкви в 1917-18 году?



Да потому что в докладе секретаря подотдела по вопросу об Имени Божием совершенно отсутствовали безпристрастность и объективность. Его взгляд был однозначен: он предубеждён в правоте синодальных архиимяборцев. Его доклад сформулирован не как забота о соборном рассмотрении этого вопроса по существу, а как безапеляционный суд над оппозицией Синода. Свой доклад Собору по вопросу об Имени Божием Зеленцов преподнёс в таком виде, что Собор должен был стать не Органом Поместного Церковного Собора, уполномоченного произвести объективное непогрешимое исследование учения имяславцев и учения имяборцев и благодатию Святого Духа, на основании Священного Писания и писания святых отцов, найти истину, догматизировать её и преподать Высочайшее наставление Святого Собора, примиряющее обе полемизирующие стороны, - но Собор, судя по докладу Зеленцова, должен был стать грозным судьёй для вынесения безапелляционного суда над имяславием и имяславцами. Если бы всё это было сделано на Соборе, как того жаждал Зеленцов, и притаившееся за его спиной имяборческое гнездо из архиереев: Никона, Антония, Сергия и их предводителя Владимира, тогда уже не было бы никакого основания для имяславцев пребывать в молитвенном общении с официальной, имяборческой Церковью, и тогда события, как в России, так и во всём мире, могли бы быть ещё круче и бедственнее, и мог бы наступить конец света.
Можно предполагать, что у соборян совсем не было намерения, согласно традициям бывших Святых Соборов, подвергать вопрос об Имени Божием соборному рассмотрению без всякой предубеждённости. Не потому ли не дано было Собору произвести рассмотрение этого вопроса, что у него не было доброго намерения? Не дано было Собору вынести свой окончательный суд над имяславцами, как того добивались архиимяборцы, чтобы не был рождён ещё один, более авторитетный акт человеческого суда над истиной – над святоотеческим учением, которое отстаивали имяславцы, и тем соборным актом не были оправданы беззаконные действия Синода над исповедниками истины. А если бы Собор продолжился, это непременно могло совершиться. И афонские исповедники никогда уже не были бы оправданы.
На Соборе присутствовала вся гвардия имяборческих епископов членов Синода. Разве стали бы они выносить вердикт, оправдывающий имяславцев и осуждающий их самих. Конечно, нет! Поэтому, как только один докладчик заикнулся об очередном подлежащем соборному рассмотрению вопросе об Имени Божием, масса имяборческих архиереев как гром загудела на весь зал заседания с явно отрицательной эмоцией против имяславия, с признанием ненужности разрешения этого вопроса, который, мол, уже рассмотрен Святейшим Синодом. О, ужас! Где дух соборности? И после такого беззаконного поведения на Соборе имяборческих архиереев в России полилась кровь духовенства. Первым погиб первенствующий член Синода митрополит С.-Петербургский Владимир (Богоявленский), тот самый, который ненавидел святого Иоанна Кронштадтского, санкционировавший все действия имяборца архиепископа Никона (Рождественского), по избиению и изгнанию с Афона исповедников истины. И самый рьяный имяборец, судья имяславия и имяславцев Зеленцов, окунувшийся затем и в обновленчество, поплатился своей жизнью за гонение на истину и на исповедников истины имяславцев – был расстрелян коммунистами в 1930 году. (Но в православном, или имяборческом убеждении он предал свою душу?....). Господь много времени отвёл ему для покаяния, чтобы он раскаялся за хулу на Имя Божие. Но он не раскаялся. Разве мог он раскаяться если за похуление Имени Божия он поощрён, награждён епископским саном, чего он и добивался своим «беззаветным служением» членам имяборческого гнезда Синода. В имяборчестве нет духа Православия. От Православия у имяборцев осталось лишь одно название. Истинное Православие сохранили в чистоте афонские исповедники славы Имени Божия и их последователи, не осквернившиеся имяборческим лжеучением.
Функция секретаря и докладчика представлять архивные данные об учении и отношении Синода к Имени Божию и к имяславцам, о всей деятельности Синода по делу Афонскому, без всяких личных эмоций и предубеждений, без личных амбиций, интерпретаций, выводов, и суда.
Но не его дело выносить суд на любую из спорящих сторон. Это выходит за пределы его прав и обязанностей. Для того и назначались Святые Вселенские Соборы, чтобы в Святом Духе выяснять истину, а не в угаре амбиций доказывать правоту своих убеждений. Зеленцов вышел за пределы своих функций, узурпировал власть Собора и прежде всякого суда осудил исповедников афонских, за неприятие имяборческой ереси синодалов.
Только безпристрастный Собор мог рассмотреть спорный вопрос о вере и вынести своё резюме-заключение, причём без пыла, без гнева и раздражительности, но с любовью Христовой и миролюбием, если только Собор действительно от Бога и заинтересован в нахождении истины по спорному вопросу вероучения. Лишь только в такой атмосфере Собора может действовать Святой Дух и при помощи благодати Божией Собор выводит непогрешимое учение. Такой благодатной атмосферы на Соборе 1917-18 г.г. вовсе не было. Собор выразил волю пристрастных архиереев: закрыл дело рассмотрения вопроса о почитании Имени Божия вопроса, поколебавшего Вселенную, ссылкой на то, что Собор был разогнан Лениным.
https://www.proza.ru/2014/07/10/1954

«Я Иисус, которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна» (Деян. 9,1-5).Патриарх Тихон

...Когда святому Тарасию, Патриарху Константинопольскому, предложили принять престол патриарший, осквернённый арианской ересью, он ответил: ”...Аще не будет Вселенского Собора, и не истребится еретичество и вера со всеми православными Восточными церквами не соединится, то аз проклятым и осуждённым быти не хощу и Патриаршества прияти не изволяю, никий же бо мя избавит Царь от Божия Суда и вечныя казни” (т. е. если он примет престол не очищенный от ереси). (Из Жития св. Тарасия, Патриарха Константинопольского 25 февр.).
Следовало бы и Патриарху Тихону поступить подобным образом и сказать Собору: ”давайте на Соборе рассмотрим вопрос об Имени Божием, очистим Престол Российской Церкви от имяборческой ереси и тогда я приму его». Но он так не поступил, а, наоборот, не разобравшись с этим вопросом, поступал двоедушно: то он называл себя имяславцем, то  имяславие называл лжеучением, а исповедников заблудшими. Но какую же тогда истину он исповедовал? Итак, не разобравшись  с этим вопросом, он принимает Патриарший Престол.
“Глаголаше сенаторы (святому) Патриарху Павлу: почто убо ты, при освящении твоём в патриаршество подписал еси на иконоборство? Отвеща Павел: того ради, ныне приях покаяние, понеже тогда подписахся, и боюся да не убо казнён буду от Бога яко страха ради молчах и не глаголах вам истины, ныне же каюся и глаголю, яко несть вам надежды спасения аще в ереси пребудете” (Из Жития св. Павла, Патриарха Константинопольского. 6 ноября).
 И Патриарху Тихону следовало бы поступить подобным образом после принятия им от Синода патриаршего престола в ереси имяборческой. Однако он не последовал примеру и св. Павла, не воспользовался своей патриаршей возможностью тут же на Поместном Соборе покаяться за принятие неочищенного от имяборчества Престола Российской Церкви, настоять на соборном рассмотрении этого вопроса. Вот где, и когда, надо было принять на себя истинный подвиг исповедничества и вопреки всему и всем прославить Святейшее Имя Господне, похуленное Российским Синодом!
В своём обращении уже к Патриарху Тихону старцы Афонские приводили пророчество Св. Иоанна Кронштадтского: ”Если Царь сохранит Православную Веру, то царство его утвердится до скончания века. А если Россия не сохранит Православную Веру, то она уже не будет Русью Святой, а будет сбродом всяких иноверцев”. «Но гнев Божий может быть утолён, если Вы, Ваше Святейшество,  очистите Престол Церкви Российской от ереси имяборческой и прославите Имя Господне», говорили посланцы афонские Святейшему Тихону. Однако Святейший предпочёл мир церковный славе Имени Божия. Но с кем мир? с имяборцами? с обновленцами? с коммунистами-атеистами?.. С духом антихриста? с возсевшей на престоле Церкви Российской  ересью, или хулой на Святейшее Имя Божие?
Св. Димитрий Ростовский учит: “Блаженны миротворцы... кто братию свою несогласием и враждою между собой разделённую в мир и согласие и любовь приводит. Но кто советует мир, закону Божию противный, такой миротворец окаянный, а не блаженный” (Творен. Ч. 5. Киев. 1881 г.). Поэтому сомнительный тот мир, к которому стремился Патриарх, примиряя православных с обновленцами, принимая ересь имяборческую, истинных же исповедников защитивших Святейшее Имя Божие от похуления Синодалами, назвал заблудшими, а веру во Имя Божие, заповеданную Отцом Небесным  (1 Ин 3, 23 и др.) назвал  лжеучением.
...
Имяславцы считали, что приведённые Святейшему Патриарху неопровержимые аргументы должны были тронуть его сердце и подвигнуть на путь исповеднический, к сохранению сердца или души Православия - веры во Имя Божие (1 Ин 3, 23; Ин 1, 12). Но он выказал своё исповедничество кабинетное и, как впоследствии выяснилось притворное; по всей видимости это его кабинетное название себя имяславцем было не перед Богом, а перед имяславцами, и оно было не искреннее, но лицемерное, и этим самым он подкрепил “базу” имяборцев - членов уже своего Синода и прочих последователей имяборчества. То-есть, он играл двойную роль: перед имяславцами он был имяславец, а перед всем миром имяборец. Но так как официальная часть Российской церкви в лице её высших властей была имяборческая, то в своих действиях по отношению к имяславцам он исходил в соответствии репрессивных директив “Святейшего” Синода.
...
по свидетельству староафонских монахов-изгнанников, и как это видно из циркулярного рождественского послания Патриарха Тихона к духовенству № 3244 Патриарх Тихон, ставши патриархом, называл имяславие «лжеучением», а имяславцев «заблудшими» и «имябожниками», и по отношению к исповедникам афонским действовал в соответствии с инструкцией бывшего Синода, на что есть архивные доказательства. После обращения к нему монаха имяславца Иринея Цурикова с вопросом: «Скажите Ваше Святейшество, когда юноша Савл, дыша угрозами и убийством на учеников Господа, выпросил от первосвященника письма идти в Дамаск, чтобы кого найдёт последующих Христову учению, и мужчин и женщин, связав, приводить в Иерусалим. Когда же он шёл внезапно осиял его свет с неба. Он упал на землю, и услышал голос, говоривший ему: «Савл, Савл, что ты гонишь Меня? Он сказал: кто Ты, Господи,?  Господь же сказал: «Я Иисус, которого ты гонишь. Трудно тебе идти против рожна» (Деян. 9,1-5). Скажите, Ваше Святейшество, услышанное Савлом Слово-Имя «Иисус» Бог, или тварь? Патриарх замявшись ответил: «Бог». Так за что же Вы нас отлучили и предали анафеме? После этого диалога Патриарх Тихон принял в молитвенное общение с собой монаха Иринея Цурикова, главного предводителя имяславцев на Афоне, и архимандрита Давида, который служил с Патриархом на Пасху и ещё несколько раз сослужил ему за Божественной Литургией. А когда архиереи имяборцы стали упрекать Патриарха говоря: «О, вчера имяславцев отлучал  от церкви, а сегодня вместе с ними служит» (он не отлучал формально, а просто, как выше сказано, действовал по отношению к имяславцам с точки зрения Синодальной). Услышав против себя эту реплику имяборцев, Патриарх снова прекратил общение с имяславцами и возобновил действие прежнего предписания Синода по отношению к ним. В таких действиях Патриарха усматривалось двоедушие...
https://www.proza.ru/2014/07/10/1954