February 19th, 2017

Об опыте исправления неправильно совершенного крещения.

Дорогие братья и сёстры!

В качестве вступления к своему докладу процитирую слова из письма свт. Василия Великого, которые, как мне кажется, исчерпывающе характеризуют современную церковную ситуацию:

«"Кто даст голове моей воду и глазам моим источник слёз" (Иер. 9:1), и многие дни буду оплакивать народ, ввергаемый в погибель лукавыми учениями! Обольщается слух людей простодушных: он привык уже к еретическому злочестию. Чада Церкви вскармливаются нечестивыми учениями. И что им делать? Во власти еретиков крещение, сопровождение отходящих, посещение больных, утешение скорбных, вспомоществование угнетённым, всякого рода пособия, причащение Таин. Всё это, будучи ими совершаемо, делается для народа узлом единомыслия с еретиками. Почему, по прошествии некоторого времени, если бы и настала свобода, нет уже надежды содержимых в долговременном обмане снова возвратить к познанию истины»[1].

Я хочу кратко коснуться вопроса о крещении, вернее, о том, что делать людям, получившим т.н. крещение в еретических церковных сообществах и возжелавшим присоединиться к Единой, Святой, Кафолической и Апостольской Церкви Христовой. Поделюсь собственным опытом.

Я был крещён в трёхлетнем возрасте в храме Московского Патриархата. Инициатором крещения была моя мать (внучка митрофорного протоиерея, умершего в 1948 г.), которая в то время не вела никакой активной церковной жизни. Но она веровала в Бога и желала, чтобы её дети были крещёными. Крестили меня почти тайно, в другом городе (во Львове), зимой в холодном храме, и, увы, через окропление. (По воспоминаниям крёстной матери, когда священник должен был помазать мне миром ноги, он разрезал мои колготки, чтобы не снимать их, поскольку было очень холодно, а я с возмущением и слезами начал кричать: «Эй, поп, не валяй дурака, ты зачем мои колготки режешь?!» Батюшка был весьма удивлён уровню моего развития и воскликнул: «Де ж ви такого москалика взяли?»). Мать всегда осеняла крестным знамением нас, детей, перед сном, перед дорогой, перед экзаменами в школе; в подушке у каждого из нас лежал наш крестильный крестик, который мы перед сном обязательно благоговейно нащупывали; одна знакомая благочестивая старушка по праздникам передавала нам из храма просфору и святую воду, которые мы, по примеру матери, употребляли натощак как нечто необыкновенное и величественное, – вот, собственно говоря, и всё моё христианское воспитание.

Collapse )