August 13th, 2015

ТОТ КТО СОМНЕВАЕТСЯ В ДУХОВНЫХ СИЛАХ НАЦИОНАЛЬНОЙ РОССИИ, ПУСТЬ ИЗУЧАЕТ РУССКУЮ ИСТОРИЮ.ИВАН ИЛЬИН

НА КОГО НАМ НАДЕЯТЬСЯ. ИВАН ИЛЬИН

Мы должны надеяться на Бога, на духовные силы национальной России и на самих себя, верных Богу и Родине. И только; этого довольно, и больше надеяться нам не на кого.

И прежде всего, и больше всего — мы должны надеяться на Божию помощь, молитвенно призывать ее и укреплять свои души в Божиих веяниях и зовах.

Напрасно иные представляют себе дело так, что между Богом и человеком лежит разобщение, что человек предоставлен в земной жизни своим собственным силам, что Господь есть судия и взыскатель, но не помощник и не источник любви и силы. Если бы люди знали, что Бог есть Дух, то они поняли бы, что во всякой человеческой духовности веет живое присутствие Божие: в совести, в верности и в храбрости, в смирении и в жертвенности, в знании и в науке, в красоте и в искусстве, в дисциплине и в правосознании, в молитве и в богомыслии… И если бы люди знали, что Бог есть Любовь, то они поняли бы, что во всякой искренней любви веет живое дыхание Божие: в любви ко всякому совершенству, в любви к родителям, к жене, к другу и к детям, в любви к родине и своему народу, к ближним и ко всякому живому существу. Бог доступен нам и близок нам; от нас зависит призывать его, т. е. укреплять свою слабую силу Его великою Силою, свой дух — Его Духом, свою любовь — Его Любовию. Мы должны помнить, что «всякий, делающий правду, рожден от Него» (1 Иоанна 2.29); и еще, — что «если сердце наше не осуждает нас, то мы имеем дерзновение к Богу, и чего ни попросим, получим от Него» (1 Иоанна 3.21—22). Мы должны быть уверены, что наше дело есть дело самой России, а дело России — правое; правое же дело всегда найдет защиту и помощь у Бога.

Мы должны надеяться, далее, на духовные силы национальной России. Тот, кто сомневается в них, пусть изучает русскую историю и пусть увидит, какие природные, пространственные и исторические бремена поднял русский народ, создавая на протяжении тысячелетия свое единство, строя свое государство, отстаивая свою веру и творя свою культуру1. Пусть припадет он душою к тем источникам, из которых русский народ черпал свои силы: к его молитве, к его совестным исканиям, к его патриотическому и национальному чувству, к его художественному созерцанию, к его государственной воле, к самобытности его на всех путях жизни. Надо утвердить свой дух в духе национальной России; надо слить свой инстинкт с русским национальным инстинктом самосохранения. И тогда нам откроется, что русский народ искони обретал свою силу через молитву, верность и жертвенное служение.

И, наконец, мы, русские люди всех племен, всех народностей и всех исповеданий, — должны надеяться на себя, на самих себя и ни на кого другого. Будет сделано только то, что мы сделаем сами; чего мы сами не сделаем, того не сделает за нас никто другой… Дело освобождения и возрождения России есть наше общее дело, и оно будет выполнено нашими силами и нашими руками. Поэтому нам необходимо усвоить три правила, ввести их в свою душу, как бы в плоть и кровь, и передать их детям и внукам.

Первое: на чужие силы надеется лишь безвольный человек, а безвольный человек не победит никогда. Победа безвольного есть пустая видимость. Для него самая победа есть разновидность поражения, которая вот-вот обнаружит всю его немощь. И если он случайно «победит», то он не сумеет взять свою победу, а если он случайно возьмет ее, то не удержит… Второе правило:затруднение и неудача ослабляют силу безвольного человека и укрепляют силу волевого. Волевой человек живет и рассуждает так: «Не удалось, — значит мало сил собрал, значит соберу их вдвое»…; «Непреодолимо — значит боролся не так, как надо, значит найду верный способ, может быть — недооценивал силы врага, переоценивал свои силы, плохо готовился, мало углублялся, неумело организовывал»… Затруднение заставляет волевого человека извлечь из самого себя еще больше силы, чем он извлекал доселе, но отнюдь не отнимает у него решимости и мужества.

И, наконец, третье правило: из двух людей — к победе ближе тот, в ком сильнее любовь к делу, кому лично нечего терять и кто ничего не боится. Такой человек борется не «постольку — поскольку», а — без оговорок; не по принуждению, а добровольно; не по должности, а всей душой, не напоказ, а честно и грозно. Он отдает все, чтобы взять все, т. е., чтобы осуществить всю свою цель и удержать ее.

Трудно представить себе, что могут сделать два волевых человека, которые укоренились в Боге и в патриотической верности, которые безусловно верят друг другу и сговорились друг с другом на жизнь и на смерть… А три таких человека? А десять? А тысячи?…

Что же нам нужно?

Глубокая вера в то, что наше дело — правое перед лицом Божиим и что молитвенное очищение души даст нам нужные силы. Сосредоточенная подготовка своей воли и своего умения. Неошибающийся отбор волевых и безусловно доверяющих друг другу людей. Выдержанный, трезвый расчет в борьбе. И неколеблющееся подчинение единому вождю и единому плану.

Вот на что и на кого нам надо надеяться.

Из Церкви Cв. Новомучеников духовно родится новая обновленная Православная и национальная Россия

Не путем новых революций,а путем следования пути Новомучеников и Исповедников Российских воскреснет Русь.
Из Церкви св. Новомучеников  духовно родится  новая обновленная Православная и национальная Россия.

Николай Симаков
ПРИРОДА И РЕЛИГИОЗНЫЕ КОРНИ РУССКОГО РАДИКАЛИЗМА

Из сборника статей "Соблазн русского радикализма"

Сегодня в нашей стране вновь появился политический и религиозный радикализм. [1] Этот русский соблазн уже не раз порождал в истории нашего отечества различные церковные и национальные расколы, тяжелые смутные времена лихолетий и разорений. Впервые религиозно-политический радикализм появился в истории России в эпоху церковного раскола XVII века. Именно тогда, в эпоху мятежного протопопа Аввакума, а затем Никиты Пустосвята впервые прозвучали слова и пророчества о том, что Третий Рим пал, русского православного царства больше нет. История окончилась в 1666 году и наступило царство антихриста. Больше нет русских православных царей, Алексея Михайловича Тишайшего и Патриарха Никона раскольники XVII века считали врагами православия и слугами антихриста. Церковь "никонианская" безблагодатная, в ней нет спасения, русское государство - царство "зверя" из которого надо бежать в леса, - в "невидимый град Китеж", чтобы спастись, считали раскольники. Религиозный радикализм раскольников XVII века закончилась проповедью самосожжения как спасение от власти антихриста, привел к массовым гарям. Расколоучители не раз поднимали казаков и стрельцов на бунты против царской власти и государства. Старообрядцы-раскольники спровоцировали бунт Стеньки Разина, который вылился в целую войну народов Поволжья против московского государства в 1667-1671 гг. В 1681 году раскольники подняли стрелецкий мятеж в Москве, позже разразился булавинский бунт казаков-староверов в 1708-1710 гг. и даже уход их в Турцию. Особенно опасным стала пугачевщина, бунт казаков-старообрядцев, ставший гражданской войной направленной на уничтожение Российской империи. Почти два столетия, XVII и XVII вв. раскольники поднимали народ на бунт, восстание, гражданскую и религиозную войну против православной церкви и русского государства.

На смену религиозно-раскольническому радикализму в XIX и XX вв. пришел радикализм революционной интеллигенции. Начиная от Пестеля, Бакунина, Желябова до Троцкого, Ленина, большевиков и эсеров появляется особый тип секулярно-политического радикализма. Это тип левого радикализма, исповедующий революцию и социализм, привел Россию в 1917 год к невиданной катастрофе и государственному крушению.

В России в ХХ веке многие десятки миллионов людей заплатили своей жизнью за идеологию революционно-политического радикализма. Различные слои и сословия русского общества были безжалостно истреблены как "классовые враги", почти вся старая традиционная Россия погибла, таковы были горькие плоды этого мировоззрения.

В 90-е годы прошлого века наступила эпоха либерально-демократического радикализма, которая в нашем обществе пришла на смену обветшалому марксизму-ленинизму.

Радикальная либерализация обернулась для страны "великой криминальной революцией", разграблением и расчленением сверхдержавы, обнищанием и вымиранием народа. Как реакция на нынешнее положение народа и страны, пережившей в 90-е годы либеральный беспредел родился новый, современный, национально-патриотический тип русского радикализма. В отличие от прежнего левого радикализма, который в течении двух столетий доминировал в России, современный радикализм правый. Сегодня в патриотическом и православном общественном движении правый радикализм растет и процветает. Он набирает силы не по дням, а по часам, начинается массовое заражение идеями и духом радикализма. Если ты радикал, то значит ты настоящий патриот, ты действительно православный и борец за истину и правду, ты почти святой подвижник! Сегодня действует правило: чем радикальнее, тем истиннее! Снова, как и раньше, нынешний радикализм вновь зовет к новой, теперь уже не левой, а правой "национальной революции", как единственному пути к "спасению" России и русского народа. В одном из манифестов современного радикализма с символическим названием "Не мир, но меч" автор прямо декларирует ее: "А полная правда, такова: каждый из нас - редактор ли он, публицист или шофер такси, должен для себя ясно и недвусмысленно решить - идет он на священную войну за освобождение русского народа от вражеской оккупации или нет". [2]

Теология революции как "русская идея"

Collapse )


С момента прославления  Церковью святых Новомучеников и Исповедников Российских за Христа пострадавших, таинственно началась новая эпоха в русской истории. Эта эпоха православно-национального возрождения России. И мы верим, что из Церкви св. Новомучеников и Исповедников духовно родится и выйдет новая обновленная православная и национальная Россия.

БУДЬТЕ ЖЕ УВЕРЕНЫ, ЧТО КАРА ИСТОРИИ НЕ МИНУЕТ ВАС

И.А,Ильин. ПОЛИТИЧЕСКОЕ НАСЛЕДИЕ РЕВОЛЮЦИИ



Двадцатый век нашей христианской эры, этот последний и страшный век, далеко ещё не закончил своё течение. Мы только вступаем в его вторую половину. Но политические тенденции его достигли такой зрелости, и зрелость эта доведена до такого предела, что мы можем уже говорить о его своеобразии.
Конечно, третья (атомная) война, если она состоится, вызовет к жизни совсем новые, невиданные и небывалые последствия, но это будут военные события, способы разрушения и истребления, формы гибели и опустошения, а не политические формы. Политически же человеку остаётся только завершить некоторые способы дальновидения, дальнослышания и химического воздействия на человеческую душу, для того чтобы обеспечить водворение на земле последних унижений, последней бессмыслицы и предельного насилия.
Нам не надо дожидаться водворения этих последних практически-применительных выводов безбожия для того, чтобы уже теперь подвести некоторые основные итоги тому политическому наследию, с которым следующие за нами поколения вступят в жизнь.
1. Первое и основное, чем отличается государство XX века – это сознательный, планомерный и последовательный отрыв его от тех духовных корней, которыми оно доселе держалось и питалось: от религии, от нравственности и от национально-патриотического чувства.
Итак, прежде всего – от религии. Отделение «церкви» от государства было бы не ново; западные государства работают над этим уже давно. Новое же государство отделяет друг от друга не учреждения и не финансы двух организаций, но отрывает правосознание своих граждан от религиозного чувства, не только христианского, но и от всякого другого. Оно тщится погасить в душах чувство Бога, память о Боге, идею божественного, священного, благодатного, сверхчувствительно-потустороннего; отнять у гражданина потребность в молитве, дар молитвы, повод для молитвы, всякий свет духовного совершенства и всякий путь святости. Отсюда: поругание святынь, разрушение храмов, истребление или унижение духовенства, система кощунства и запрещение книг Св. Писания. Это есть некое грубое вторжение в исторически и свободно сложившийся строй души: запугивающее, насильственное, мучительное подрезание и засушивание религиозных корней правосознания. И самый «компромисс», допущенный коммунистами вследствии с внешней видимостью церковности (московская «псевдо-патриархия»), был попыткою использовать остатки униженной, запуганной, пролганной псевдо-религиозности для служения безбожному антихристианскому государству и стерилизованному в безбожии разбойному правосознанию.

Collapse )
И всё это вместе именуется тоталитарным социализмом. Господа социалисты! Вы не уразумели этого? Вы не поняли ещё, что это вы снесли это сатанинское яйцо, высиженное нынче большевиками? Вам не жутко? Вы ещё настаиваете на ваших затеях? – Будьте же уверенны, что кара истории не минует вас…

http://rovs.atropos.spb.ru/index.php?view=publication&mode=text&id=293