July 29th, 2015

РУССКИЙ ГЕНИЙ. РОССИЯ И РУСОФОБИЯ

Главный для И.Р. Шафаревича вопрос - что будет с Россией в условиях глобальной трансформации мира?
Комментарии Версия для печати Добавить в избранное Отправить материал по почте
Русский гений
ХХ век – век катастроф и триумфов русской нации, стал и веком расцвета русской мысли. Он дал стране и миру целую плеяду выдающихся мыслителей, стремившихся раскрыть причины кризиса России, найти пути его преодоления. Особое место среди них принадлежит академику Игорю Ростиславовичу Шафаревичу, Собрание сочинений которого, самое полное на сегодняшний момент, Институт русской цивилизации издает к 91-му дню рождения ученого.

Игорь Ростиславович Шафаревич родился 3 июня 1923 года на Украине. Еще в юности проявились его феноменальные способности: в 17 лет заканчивает мехмат МГУ, в 19 защищает кандидатскую диссертацию. В 23 года он уже доктор математических наук, а к 36 – член-корреспондент Академии наук СССР и лауреат Ленинской премии. С середины 50-х Шафаревич один из самых крупных математиков мира. Член академий наук Италии, Германии, США (вышел в знак протеста против агрессии в Ираке), Лондонского королевского общества. «Моцартом математики» называют его коллеги.

Однако математика лишь одна из граней уникального таланта Шафаревича. «Двудюжий Шафаревич», по выражению Солженицына, не оставляя математики, вступил и на совершенно иной путь деятельности. В 1955 году он поддержал протест ученых-биологов и подписал знаменитое «Письмо трехсот» в ЦК КПСС против лысенковщины. В 60-е годы начинается активная правозащитная деятельность Шафаревича.

Александр Солженицын: «Шафаревич вступил и в сахаровский Комитет Прав: не потому, что надеялся на его эффективность, но стыдясь, что никто больше не вступает, но не видя себе прощения, если не приложит сил к нему».

В те годы у диссидентского движения СССР было три признанных столпа – Сахаров, Солженицын и Шафаревич. Однако очень скоро между Шафаревичем и диссидентством образовалась пропасть. И причиной тому стал «русский вопрос».

Collapse )
http://www.stoletie.ru/obschestvo/russkij_genij_778.htm

ЗАКАТ ЗАПАДА

ЕВРОПА ХРИСТИАНСКАЯ И ПОСТХРИСТИАНСКАЯ




Европейская карта уважения «прав человека»

В интернете появилось симптоматическое высказывание одного из фрондирующих публицистов и политологов: «Дай Бог, чтобы во главе России встали умные и добрые люди, которые смогли бы с помощью остального мира провести эти процессы декоммунизации, детоталитаризации нашего общества, вернуть его в сообщество европейских, христианских или постхристианских, как угодно, народов».

Сообщество европейских народов упомянуто здесь всуе. России невозможно ни войти в Европу, ни выйти из нее, поскольку наше присутствие в ней – это географическая данность, не подлежащая ревизиям. Понятно, что под Европой в этом изречении подразумевается ее западный край и, вероятно, – раз туда входят и оттуда выходят – также и те балканские страны, которые были благосклонно допущены до присутствия в высоком сообществе. Как известно, этой блаженной участи сподобились процветающие «общества Восточной и Центральной Европы» – подразумеваются, вероятно, Румыния, Болгария и Албания, которым позволили «стать вновь частью единой Европы, стать частью атлантической системы безопасности». Характерно, что, отдавая дань реальному положению дел, знаменитый политолог вслед за «единой Европой» упоминает «атлантическую систему безопасности», в которой, как всем известно, главный компонент отнюдь не Европа, но страна, представляющая собой в географическом отношении антипод Европы, – та, что расположена по другую сторону Атлантики, так что, если уподобить это двусоставное существо комбинации слона и не-слона, слоном в ней окажется совсем не Европа. И вот, страны «Восточной и Центральной Европы», прилепившиеся к атлантическому сообществу, пережили «транзицию, переход от одного к другому», переход от былой бедности к современному процветанию, преуспеянию, изобилию, а злополучная «Россия никуда не перешла».

В этих пассажах каскад искрометных идей, каждая из которых заслуживает комментирования, например о коммунизме и тоталитаризме современной России и о том, как «добрые люди» будут ее лечить. Но более всего поражает поставление в одном ряду, через запятую, «христианских или постхристианских, как угодно, народов». Иными словами, главное, чтобы они были европейскими, а христианские они при этом или постхристианские – это уже, «как угодно», то есть безразлично: одинаково хорошо и то, и другое. Что ж, для религиоведа и христианство, и постхристианство – предметы, заслуживающие изучения, но может ли христианин быть одинаково доволен, когда он видит свою страну включенной в мир христианский или вовлеченной в постхристианское сообщество, лишь бы только оно было атлантическим, иными словами – состояло под протекторатом атлантической сверхдержавы, – это тема, коснуться которой уместно, потому что автор изречения, хорошо известный в церковной среде, и в прошлом позиционировал себя как христианин, и до сих пор не заявлял о своем отречении, даром что иные из его высказываний на общественные и политические темы перестали заметным образом отличаться от тирад откровенных хулителей Христа и Церкви.

Такие выражения, как «постхристианская» и «христианская» Европа, «советская» и «постсоветская» Россия, прямыми антонимами и в самом деле не являются, но употребляются они всё же не для того, чтобы указать на хронологическую последовательность эпох, но чтобы противопоставить обозначаемые объекты друг другу. Понятно, что та эпоха, к названию которой присовокупляют «пост-», несет на себе черты предшествующего времени, но доминируют в ней уже новые качества, контрастные тем, которые составляли лицо предшествующей эпохи. Можно или нельзя, естественно или противоестественно одинаково ценить и любить ту и другую Россию или ту и другую Европу? Можно, конечно, если предметом любви служит нечто не подлежащее переменам: «Но я люблю – за что, не знаю сам, – / Ее степей холодное молчанье, / Ее лесов безбрежных колыханье, / Разливы рек ее, подобные морям», – это стихи М.Ю. Лермонтова о его любви к России. Восхищения заслуживают и Альпийские горы, независимо от того, в какой фазе исторического процесса пребывают народы, обитающие на их склонах и в их ущельях. Можно и в современной пост-Европе любить и ценить то, что сохранилось, что уцелело в ней от прежней христианской Европы, пройдя через катаклизм революционной катастрофы или, как изящно выражается почтенный автор, пережив «транзицию» от прежней реальности к постреальности, подобно тому как православные христиане, жившие в советской России, любили Россию не за то, что она советская, а потому, что и под наброшенной на нее советской оболочкой она оставалась Россией с ее тысячелетней христианской историей.

Но сохранились ли у современного постхристианского Запада черты его христианского прошлого? Разумеется, сохранились. Еще в XIX веке наследник славянофилов и почвенник Ф.М. Достоевский писал о любви к священным камням Европы. Эти камни, эти соборы высятся и по сей день в городах Запада. И не только священные камни соборов, но и живые человеческие души, унаследовавшие завещанную от предков веру и стремящиеся жить по своей христианской совести, там тоже есть. Но тон современному Западу задают ныне отнюдь не христианские, а противоположные им ценности – те самые, которые как раз и называются «пост», в то время как христианство на Западе пребывает в загоне. Чтобы игнорировать очевидную противоположность христианских и постхристианских ценностей, христианской и постхристианской морали, чтобы ставить через равнодушную запятую христианскую и, если угодно, постхристианскую Европу, требуется высокий градус олимпийской постмодернистской невозмутимости.

В действительности, однако, силы, господствующие на Западе, отнюдь не склонны ставить христианство и «постхристианство» на одну доску. Те политики, которые правят в современной постхристианской Европе, бегут, если прибегнуть к известной поговорке, как от ладана, от всякой хотя бы и самой деликатной и робкой попытки обозначить исторически бесспорную преемственную связь «Европы», что в данном случае значит собственно Европейский Союз, со своим прошлым – с Европой христианской.

Пропагандисты постхристианского Запада заявляют о правах человека как высшей ценности, но под ними подразумевают специфические права. С самым рьяным энтузиазмом в постхристианской и постмодернистской Европе защищают не все вообще права человека, а право на эвтаназию, на выведение гомункулуса, на перемену пола, на однополые браки. На политическом Олимпе современного Запада уже была изречена директивная формула о том, что права человека – это собственно права лиц с девиантной ориентацией. И этот классический афоризм лежит в основании законодательных актов Евросоюза и в законоприменительной практике государств постхристианской Европы. Отважных обличителей пороков там бросают в тюрьмы. Священники и миряне разных христианских конфессий уже поплатились свободой за обличение противоестественных грехов с амвона. В Швейцарии суд вынес обвинительный приговор пастырю за публикацию в одной из газет всего лишь цитаты из Первого послания апостола Павла к Коринфянам: «Не обманывайтесь: ни блудники, ни идолослужители, ни прелюбодеи, ни малакии, ни мужеложники, ни воры, ни лихоимцы, ни пьяницы, ни злоречивые, ни хищники – Царства Божия не наследуют» (1 Кор. 6: 9). Судьи на этом процессе горой встали на защиту неотъемлемых прав блудников, идолослужителей, прелюбодеев и мужеложников на наследование Царства Небесного и приговорили обвиняемого к лишению свободы. Такие вот радужные перспективы разверзлись для западных европейцев. Именно в эту «христианскую или, как угодно, постхристианскую Европу» нас и зовут, а лучше сказать, такую именно Европу с подобными судами и судьями нам хотят устроить здесь, на месте, с доставкой на дом, «добрые люди» «с помощью остального мира». Под «остальным миром» расисты обыкновенно подразумевают, конечно, не весь мир, в котором проживают 7,5 миллиардов человек, но «атлантическое сообщество», удостаиваемое звания цивилизованного золотого миллиарда.

Постхристианская Европа – это не восстание революционных радикалов былых времен против устоев старого мира, вместо которого они стремились здесь и сейчас, немедленно построить Царство Божие на земле – хилиастская закваска революционных движений средневековой и новой Европы очевидна. У постхристианской и постмодернистской Европы иной пафос – устроиться так, как если бы Господь Иисус Христос не приходил никогда в этот мир.

Предвосхищая господствующую мораль этого «сообщества», Ф.М. Достоевский обозначил ее краткой формулой: «заголимся и обнажимся»: «Ах, как я хочу ничего не стыдиться! – с восторгом воскликнула Авдотья Игнатьевна» (это из замогильных, своего рода постземных мечтаний почтенной дамы, которым она предается во включенном в «Дневник писателя» рассказе «Бобок»).

Напоминает ли нам этот «прекрасный новый мир», пришествие которого предвидел Достоевский, что-нибудь из прошлого, из ушедших эпох? Напоминает, конечно. Отчасти это похоже на «пиры во время чумы», случавшиеся в средневековье, – припадки лихорадочного и бесстыдного веселья, известные и из хроник, и из беллетристики – из знаменитого «Декамерона». Но то были лишь мимолетные выпадения из русла жизни – серьезной и трудной, исполненной высокого смысла. Духовная атмосфера современного постхристианского пиршества обнаруживает более близкие параллели с тем миром, который являло собой римское общество времен упадка.

В эту самую атмосферу и нас пытаются погрузить, а в 1990-е годы казалось уже, что эксперимент с «транзицией» прямиком из коммунизма в постхристианство триумфально состоялся. В ту пору возникало впечатление, что и русские люди, по меньшей мере «новые русские», попали под обаяние «прекрасного нового мира», что и мы заразились и безнадежно отравились его миазмами. Иные из живописных бытовых картинок тех лет, обнародованных ради популяризации через телевидение и интернет, словно срисованы были из «Сатирикона» Петрония. Популярные у нас в ту пору анекдоты о «новых русских» воспринимаются как реплики из этого романа. Вот, например, столь легко узнаваемый портрет бравого нувориша при его появлении в пиршественном зале – триклиниуме, куда его торжественно вносят из бани: «Его скобленая голова высовывалась из ярко-красного палия, а вокруг и без того закутанной шеи он еще намотал шарф с широкой пурпурной оторочкой и свисающей там и сям бахромой. На мизинце левой руки красовалось огромное позолоченное кольцо; на последнем же суставе безымянного… настоящее золотое… А чтобы выставить напоказ и другие драгоценности, он обнажил до самого плеча правую руку, украшенную золотым запястьем и еще скрепленным сверкающим бляхой браслетом из слоновой кости». Свои несметные богатства вольноотпущенник, или, что то же, либертин, Тримальхион, по его собственному признанию, стяжал тем, что «четырнадцать лет по-женски был любезным» своему хозяину, который, будучи бездетным, в благодарность за услуги раба завещал ему свое состояние. Для тех, кто отвык от чтения, можно рекомендовать фильм Ф. Феллини, который так и называется «Сатирикон». Толчком к его созданию послужила режиссеру «сладкая жизнь» современных ему уже не либертинов, но либертарианцев.

Римская цивилизация в том своем состоянии, которое отразилось в «Сатириконе», в конце концов обнаружила свою нежизнеспособность, свою обреченность – по причине простой и очевидной: кому была охота защищать с оружием в руках, рискуя жизнью, благоденствие оскотинившихся Тримальхионов. Спасла Рим его радикальная трансформация – принятие императором Константином, а вслед за ним, хотя и не сразу, и всей империей Благой Вести о Христе и спасении мира Его крестной смертью. Ныне же пропагандисты постхристианского «атлантического сообщества» предлагают миру «транзицию» в обратном направлении.

В своем интервью апологет, если угодно, постхристианской Европы пророчествует, называя сроки с точностью до года: «России грозит нищета и очень широкий системный экономический кризис, что, естественно… вызывает социальные беспорядки… Так что перспективы 2015 года мне представляются очень мрачными. Конечно, я не пророк, я ничего не могу говорить о том, в какой форме это произойдет. Но, безусловно, в нынешнем своем положении Россия долго существовать не сможет, этот год, 2015-й, в нынешнем положении не переживет», – иными словами, снова, как и 100 лет назад, «в терновом венце революций грядет шестнадцатый год». Но не будем пугаться. Поживем – увидим, скорее все-таки – не увидим, не «грядет». Это пустые и тщетные ожидания, когда желаемое выдается за непременно сбывающееся.

А вот, подражая провидцу, по скромности не желающему величать себя пророком, хотя и не пытаясь при этом сравниться с его даром, достойным Кассандры, не претендуя на хронологическую определенность и опираясь лишь на очевидные доводы, можно предположить другое – что нет шансов на долгое и безмятежное существование западной цивилизации в ее постхристианском, постмодернистском виде, потому что в случае чего многим ли захочется защищать ценой собственной крови судей, бросающих людей в тюрьмы за одно только напоминание о последствиях греховной жизни ссылкой на слова апостола. Трудно сказать, чем кончится эксперимент с устроением общества, в котором утрачен дар различения добра и зла, в котором христианские и постхристианские ценности ставятся в один ряд, через равнодушную запятую, как одинаково привлекательные для нас магниты: повторным крещением Запада, у которого ныне отбивают память о его христианских истоках, его действительным закатом, в свое время предсказанным проницательным мыслителем О. Шпенглером (причем в подлиннике его книга называется более корректно, чем получилось в переводе: «Der Untergang des Abendlandes» – «Закат Запада»), вытеснением его другой цивилизацией, не утратившей смыслов и веры, либо регенерацией опытов строителей Валхалы из «Аненербе» – знать этого нам не дано.
В любом случае у Господа Свои и непостижимые для нас планы: «Мои мысли – не ваши мысли, ни ваши пути – пути Мои, говорит Господь. Но, как небо выше земли, так пути Мои выше путей ваших, и мысли Мои выше мыслей ваших» (Ис. 55: 8–9).

Протоиерей Владислав Цыпин

2 июня 2015 года

ГРЕЧЕСКАЯ ЦЕРКОВЬ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ


АФОНСКИЕ МОНАСТЫРИ, ЭЛЛАДСКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ И РУССКИЕ ПРИХОДЫ ГРЕЦИИ В ГОДЫ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ




http://cyberleninka.ru/article/n/afonskie-monastyri-elladskaya-pravoslavnaya-tserkov-i-russkie-prihody-gretsii-v-gody-vtoroy-mirovoy-voyny

От каких слов русофобы беснуются

Тест на русофобию, или десять словосочетаний, вызывающих ненависть:



Многие оппозиционеры все еще говорят, - мы, мол, Россию любим, но выступаем лишь против Путина. Но есть простой тест. Им может пользоваться каждый, чтобы отличить политическую силу от враждебной. Это перечень словосочетаний, которые вызывают раздражение лишь у оппозиции. Произносите, пишите, употребляйте в разговоре эти слова, и наблюдайте реакцию тех, кто "против Путина". Это явно покажет, что дело не в Путине, а в России целиком. Итак, "хит-парад"...

10 место.
"Духовные скрепы" Если у вас эти слова вызывают усмешку, проверьтесь на бациллу русофобии. Да, эти слова сказал Владимир Путин. Но, как я говорил раньше: "Если Путин спасет утопающего ребенка, либералы скажут, что его надо было утопить". Что означает фраза Президента? Она означает общность духовных ценностей российского народа. Если человек противится духовному соединению людей на базе морали, этики и традиций, ключевому критерию целостности, он вряд ли способствует процветанию страны. А то, что эти слова произнес "ненавистный политик", не является причиной отрицания их важности. Единственная причина отрицания — ненависть к России.

9 место.
"Стабильность в России"
Применительно к России, слово "стабильность" заставляет оппозицию злиться. Ведь стабильность — основа процветания экономики. Стабильность — критерий отсутствия высоких рисков при вложениях, критерий реализации бизнес-планов, критерий безопасности, слаженной работы, долговременного развития. Отрицать важность стабильности русофобы не могут, поэтому они, подобно сумасшедшим, пытаются это слово высмеивать. А задача врага — обеспечить дестабилизацию любой ценой. Либо революционными потрясениями, либо общественным расколом, либо частой сменой власти, либо войной и кровью. В средствах, как показала история, враги себя ничем не ограничивают.

8 место.
"Национальная безопасность"

Несмотря на документы, говорящие о том, что НАТО существует для подавления России, несмотря на слова западных политиков и идеологов, включая Бжезинского, оппозиционеры тщательно скрывают угрозу национальной безопасности России, которая исходит от США. Не мы начали эту игру, но нам приходится обороняться. Картинная галерея примеров американской агрессии у нас на виду. Это и Ливия, и Сирия, и Египет, и Югославия, и Ирак. Теперь Украина. Несложные логические цепочки приводят к выводу, что национальная безопасность России сейчас под угрозой. Оппозиционеров раздражает, когда об этом заявляют прямым текстом. Потому что они боятся показать свое "гниловатое" лицо, а может просто боятся осознать, что они предатели.

7 место.
"Русские ценности"
Это словосочетание вмещает в себя те самые "духовные скрепы", которые могут сплотить народ. Ценности отражают самоидентификацию населения и государства, ценности являются частью страны. Нет ценностей — нет и государства. Путем замещения ценностей одни цивилизации уничтожают другие. Эти истины раскрываются и западными учеными, их подтверждает история тысячелетий. Например, книга Самюэля Хантингтона "Столкновение цивилизаций" затрагивает подобные вопросы. Оппозиционеров раздражает это словосочетание, ровно как и конкретные русские ценности, которые будут отчасти названы ниже. Отметим, что западные ценности оппозицией поддерживаются.

6 место.
"Cамая большая страна"

Русофобам больно осознавать, что Россия столь велика. О том, что территория России, как и любой страны, является основным фактором ее силы и успеха, можно не говорить, это очевидно. Но известные оппозиционеры открытым текстом призывают "отделить Кавказ", "разделить Россию по Уралу", "отдать часть Арктики под международный контроль". Лишь бы Россия стала меньше. Заметим, что основным оружием современной агрессии является национализм. Именно он позволяет разрушать страны изнутри, особенно столь многонациональные, как Россия. Именно национализм позволял разрушить и Советский Союз, который держался, в частности, на дружбе народов, интернационализме. Именно национализм совершил разобщение народа Украины, которое может привести к разделению. Оппозиционеры поддерживают нацистов, выступающих против России, одновременно поддерживая жесткий запрет нацизма в западных странах.

5 место.
"Предатели"
Это слово злит либералов. Они не хотят смотреть в зеркало. Их злит факт, что слово "предатель" подходит именно к ним. Поэтому русофобы зачастую запрещают использовать это слово, слишком уж явное обнажение сущности. Поэтому русофобы оправдывают дезертирство, оправдывают власовцев, оправдывают любую деятельность в интересах противников собственной страны.

4 место.
"Православие"
Православие играло роль в становлении русской культуры с давних времен, что отразилось на самосознании русских людей. Наша литература, наши ценности, наша культура черпает себя из православия. Пытаясь скрыть атаку на православные традиции, русофобы со всем упорством атакуют единственную хранительницу этих традиций — Русскую Православную Церковь. Заметим, что русофобы не идут по пути "очищения" церкви от вредных субъектов. Они атакуют Церковь в целом. Они мечтают о том, чтобы ее не стало, чтобы Россия избавилась от золотистых куполов, чтобы людям было негде молиться, чтобы люди не знали, как поступать в трудной ситуации. Не секрет, что религии других народов, которых собирает Россия вокруг себя, так же подвержены нападкам. Но радикалы ими повсеместно оправдываются! Почему? Потому что они выступают силой, которой пользуется враг для атаки на Россию, в основном для террористической. Еще раз замечу, для атаки не на Путина, а на Россию.

3 место.
"Великая Победа"
Без комментариев. Нет большей низости, чем очернение победы своих отцов. Нет большей низости, чем отрицание народной ценности, за которую пролита кровь миллионов наших людей, наших родных дедов и прадедов. Будь хоть один ветеран сейчас молодым, русофобы забились бы в угол, трусливо поджав хвосты. Они пользуются старостью, а мы, дети, подчас смотрим на это, ничего не предпринимая. А сейчас наблюдаем, как русофобы радеют за нацизм на Украине, поддерживая последователей дивизии СС "Галичина".

2 место.
"Патриотизм"
Второе место занимает патриотизм. Это просто песня! Ненависть, вызванная данным словом, льется через край. Почему? Потому что патриотизм непосредственно и однозначно определяет силу страны. А сильная Россия русофобам, конечно же, не нужна. Заметим, что высокий уровень патриотизма в США оппозиционеров не смущает. Они с радостью наблюдают американские флаги в каждом голливудском фильме, но российский патриотизм считают постыдным.


И, наконец, первое место.

Словосочетание, отторгающее оппозиционеров словно солнечный свет, прожигающий вампирам глаза. "ВЕЛИКАЯ РОССИЯ" От этого словосочетания оппозиционеров буквально корёжит, они бьются в истерике, они сходят с ума.
Великая Россия. Страна, которую нельзя победить. Страна, которая может проснуться окончательно. Которая вселяет страх потенциальным агрессорам, которую боятся русофобы, которая не терпит лжи, цинизма и обмана. Великая, любимая нами Россия. Ненавидеть ее может лишь настоящий враг. Мы хорошо знакомы с историей католической Европы. Мы хорошо знакомы с историей США. Мы хорошо знакомы с историей России. Лишь последняя отстаивает ценности гуманизма и справедливости, не отступая от человеческих идеалов под давлением лицемерия, под давлением стратегий обмана и эгоизма. Россия держит удар почти в одиночку, без России мир превратится в руины. Я горжусь тем, что я гражданин России. Я горжусь тем, что моя страна выступает защитницей правды во всем мире, приносит жертвы ради Сирии, ради братьев на Украине, несмотря на гонения со стороны "мирового сообщества" с их расчетливыми играми, с пролитой ими кровью, в их истериках, "санкциях", "коалициях против России", "изгнаниях из экономических клубов", "изгнаниях из G8".
"Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство Небесное". Евангелие от Матфея, гл.5, ст.10

Источник: http://pavlius.livejournal.com/25717.html Версия для печати


Источник: http://politikus.ru/articles/46169-test-na-rusofobiyu-ili-desyat-slovosochetaniy-vyzyvayuschih-nenavist.html
Politikus.ru

ПОЧЕМУ НАМ ТАК НРАВИТСЯ НЕНАВИДЕТЬ РОССИЮ?

Краткая генеалогия Русофобии.Тысячелетняя война




Вторая часть книги Ги Меттана «Россия – Запад. Тысячелетняя война. От русофобии Карла Великого до кризиса на Украине. Почему нам так нравится ненавидеть Россию?»

Во всех странах мира появляются статьи и выходят книги о генезисе,формах и "перспективах" русофобии.Симптоматично.

Collapse )

В следующий раз мы поговорим о немецкой и американской русофобии. Не пропустите.

http://obzor.press/press/6070-kratkaya-genealogiya-rusofobii.tyisyacheletnyaya-vojna

Немецкое гетто в Крыму

Это немцы. И они будут вашими соседями. Их манит Крым, а Германия запросто их отпускает.



Collapse )
Все хорошо, но! Почему бюргеры не хотят облюбовать Сибирь или Алтай?


Оригинал взят у digestlj в Немецкое гетто в Крыму
Оригинал взят у digestlj в Немецкое гетто в Крыму