March 31st, 2015

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК СЕРГИЙ МЕЧЕВ. ПИСЬМО ИЗ ССЫЛКИ 1933 г.

Предвидя мученический подвиг отца Сергия, старец Нектарий Оптинский как-то так сказал своей духовной дочери о нём: «Ты знала отца Алексея? Его знала вся Москва, а отца Сергия пока знает только пол-Москвы. Но он будет больше отца».

Оригинал взят у consensus в СВЯЩЕННОМУЧЕНИК СЕРГИЙ МЕЧЕВ. ПИСЬМО ИЗ ССЫЛКИ 1933 г.
Страдальцам моим бездомным шлю благословение Господине на вхождение в Великий пост! Чувствую, что давно уже ждете от меня слов утешения, но уста мои сомкнулись, и во мне самом уны дух и смутилось сердце. Небо наше земное заключилось для нас. Как же не плакать, как не сетовать, как не скорбеть? Препояшьтесь вретищем и плачьте, священники! рыдайте, служители алтаря! войдите, ночуйте во вретищах, служители Бога моего! ибо не стало в доме Бога вашего хлебного приношения и возлияния (Иоил. 1:13).
4_5385 Созданная по образу Божию человеческая природа в радости и особенно в страданиях стремится быть вместе с подобными себе. Не добро быти человеку единому: сотворим ему помощника по нему (Быт. 2:18), - сказано Творцом еще в начале человеческой истории. Сам Господь наш Иисус Христос в скорби своей смертельной, молясь в саду Гефсиманском до пота кровавого Отцу Своему и укрепляемый ангелом, по человечеству ищет подкрепления у близких, любимых, с которыми совершал путь Своего земного служения: Прискорбна есть душа Моя до смерти; пождите зде и бдите со Мною (Мф. 26:38).

Грешный и малодушный, подкрепляемый постоянно вашими молитвами, вашим горением, вашим сослужением в храме, ныне одинокий и оторванный, особенно чувствую свое ничтожество и тесноту. К тоске по храму прибавилась бесконечная тоска по вас и сознание своей великой вины перед каждым. Страдания ваши и лишения стояли неотступно перед глазами моими. Я не находил ни в чем успокоения себе. Подобно Езекии, как журавль, как ласточка издавал я звуки, тосковал как голубь; уныло смотрели глаза мои к небу: Господи! тесно мне; спаси меня (Ис. 38:14).

Знаю, что молитесь за меня вы, и молитвы ваши, в такой скорби возносимые, дошли до Господа, и явил Он мне грешному Свою милость.

Покаянные песнопения коснулись и моего унывающего сердца, а слова великого подвижника дали надлежащее направление моим страданиям: "Кто без молитвы и терпения хочет победить искушения, тот не отразит их, но более в них запутается" [Прп. Марк Подвижник. Добротолюбие. Т. 1. С. 536.]. Вся внутренняя потянулась к Господу. Он, только Он, может помочь мне, ибо Он причиняет раны и Сам обвязывает их; Он поражает, и Его же руки врачуют (Иов. 5:18). "Твой есмь аз, спаси мя!"

"Исцели душу мою, яко согреших Тебе!" И в ответ опытно открылись в сердце слова древнего мудреца: Не предавайся печали душею твоею и не мучь себя своею мнительностью: ... ибо печаль многих убила, а пользы в ней нет (Сир. 30:22, 25); управь сердце твое и будь тверд, и не смущайся во время посещения... Все, что ни приключится тебе, принимай охотно, и в превратностях твоего уничижения будь долготерпелив (Сир. 2:2, 4).

По молитвам вашим исполнились на мне слова Псалмопевца: При умножении скорбей моих в сердце моем, утешения Твои услаждают душу мою (Пс. 93:19). Теперь с Его помощью могу и для вас написать слова утешения и этим хоть немного умерить ваши страдания.

Суд Божий совершается над Церковью Русской. Не случайно отнимается от нас видимая сторона христианства. Господь наказует нас за грехи наши и этим ведет к очищению. Совершающееся - неожиданно и непонятно для живущих в миру. Они и теперь еще стараются свести все к внешним, вне Церкви лежащим причинам. Живущим же по Богу давно все было открыто.

Многие русские подвижники не только предвидели это страшное время, но и свидетельствовали о нем. Не во внешнем усмотрели они опасность для Церкви. Они видели, что истинное благочестие оставляет даже иноческие обители, что уходит дух христианства неприметным образом, что наступил уже самый ужасный глад - глад слова Божия, что имеющие ключи разумения и сами не входят, и возбраняют вход другим, что при кажущемся внешнем благоденствии монашество, а затем и христианство - при последнем издыхании. Оставлен путь опытного делания, путь, по которому прошли отцы древности и который запечатлен ими в их писаниях. Тайны сокровенной жизни нет, и научиться ей негде, ибо оскуде преподобный, яко умалишася истины от сынов человеческих (Пс. 11:2). Извне уже началось гонение на Церковь, и нынешнее время напоминает первые века христианства.

Святитель Филарет Московский неоднократно в беседах с близкими ему по духу указывал, что давно уже в России наступило время, подобное гонению первых веков, и плакал о детях, которым, по его словам, придется испытать худшее. Предвидение нашего времени особенно ярко сказалось у двух святителей, особенно много потрудившихся в изъяснении Слова Божия, - Тихона Задонского и епископа Игнатия (Брянчанинова): "Ныне почти нет истинного благочестия, а одно лицемерство", - определяет святитель Тихон современное ему состояние Церкви и предсказывает удаление христианства неприметным образом от равнодушных к нему людей: - "Должно опасаться, чтобы христианство, будучи жизнь, таинство и дух, не удалилось из того человеческого общества, которое не умеет хранить этот бесценный дар Божий".

Столетием позже святитель Игнатий (Брянчанинов), говоря о монашестве и о Церкви, так определяет их положение: "Живем в трудное время! "Оскуде преподобный от земли, умалишася правды от сынов человеческих!" (ср.: Пс. 11:2). Настал глад слова Божия! Ключи разумения у книжников и фарисеев! Сами не входят и возбраняют вход другим! Христианство и монашество при последнем их издыхании! Образ благочестия кое-как, наиболее лицемерно, поддерживается; от силы благочестия отреклись, отверглись люди! Надо плакать и молчать" (Письма. С. 153).

Видя в монашестве барометр духовной жизни всей Церкви, он так свидетельствует о его состоянии: "Дело православной веры можно признать приближающимся к решительной развязке. Падение монастырей, значительно совершившееся, неминуемо. Одна особенная милость Божия может остановить нравственную, всегубящую эпидемию - остановить на некоторое время, потому что надо же исполниться предреченному Писанием" (Письма. С. 445). "С сердечным сожалением смотрю на неминуемое падение монашества, что служит признаком падения христианства" (Письма. С. 451).

"Времена чем далее, тем тяжелее. Христианство, как дух, неприметным образом для суетящейся и служащей миру толпы, очень приметным образом для внимающих себе удаляется из среды человечества, предоставляя его падению его. Сущие во Иудеи да бежат в горы" (Письма. С. 318).

Многие из подвижников XVIII и XIX веков смотрели на время своей жизни как на предбедственное для Церкви Христовой. Но не будем забывать, что говорилось все это во времена полного внешнего благополучия. Не только существовали, но и благоустроялись монастыри, основывались даже новые обители, строились новые храмы, расширялись и украшались прежние, открывались мощи святых угодников. Народ русский прославлялся как хранитель чистоты Православия и истинного благочестия. Никому и в голову не приходило, что Церковь тяжело страдает и развязка не за горами. Иначе видели познавшие Царство Божие, имевшие его в сердце своем. С сокрушением сердечным смотрели они на окружающую их среду и, не находя в ней жизни Христовой, предрекали грядущую катастрофу.

"Одна особенная милость Божия может остановить ее на некоторое время", - говорил епископ Игнатий (Брянчанинов). И милость Божия остановила. Перед угасанием светильник вспыхнул ярче. Так произошло и с Русской Церковью. В последний век истинный свет Христова делания возжегся в некоторых обителях иноческих и из них, как раньше во времена Антония и Феодосия Печерских и преподобного Сергия Радонежского, перекинулся в мир. Снова обратились к забытому уж давно пути опытного богопознания, которым шли великие и величайшие. Некоторые обители с Оптиной Пустынью во главе не только собирают, переводят, изучают, издают святоотеческие творения, но на их опыте строят почти наново монашеское делание. Епископ Игнатий (Брянчанинов) и Феофан Затворник не только "деяньми" читают древних подвижников, но и сами вносят вклад в духовную отеческую литературу опытно познанным ими изложением основ христианского делания.

Непонимаемые, осмеиваемые, обвиняемые за якобы новшества идут иноки на борьбу за святоотеческий опыт против обмирщения христианства. Монашество снова получает дух, огонь возжигается там, где недавно тлела искра. Заброшенные творения отцов делаются настольными книгами. Учителями жизни становятся иноки древних египетских, фиваидских, палестинских, сирийских пустынь. Пламя деятельного христианства новой твари перебрасывается от иноков в мир. Многие тянутся к обновленным обителям с введенным в них старчеством и через них приобщаются к опытному подвижническому пути. Пастыри и иереи приходят к инокам, и от них получив святоотеческий огонек, приносят его в свои храмы. Изменяется характер церковной проповеди. Творения отцов звучат с церковной кафедры как жизнь, а не как назидательное прошлое, мир приближается к монастырю, разрушается между ними средостение. В храме в основу кладется уставное богослужение с широким участием в нем способных к этому верующих. Покаяние делается основой жизни. Возникают покаяльные семьи с непрестанным освящением в таинствах. В корне изменяется строй приходского прежнего бытового христианства с редким хождением в храм и лишь ежегодным причащением.

Со времени преподобного Сергия не было еще такого животворящего сдвига. Казалось, делание духовное, начавшись так дружно, расширится по всей земле нашей. Но иными путями повел Невесту Свою Жених Церковный. Сам испивший чашу смерти, Он и ей предлагает очистительные крестные муки. Вот она, оплеванная, заушенная, поруганная, возводится на Голгофу и, обнаженная, пригвождается ко Кресту. Для верных чад ее открывается путь исповедничества, мученичества, а главное - путь величайших скорбей и величайших лишений.

Спросили однажды скитские отцы авву Исхириона: "Что сделали мы?" И он ответил: "Мы соблюдали заповеди Божии..." Отцы спросили: "Что сделают те, которые непосредственно последуют за нами?" Он ответил: "Они будут иметь делание вполовину против нашего". Отцы опять спросили: "А те, которые будут после них?" "Эти, - ответил авва, - отнюдь не будут иметь монашеского делания, но их постигнут напасти, и они, подвергшись напастям и искушениям, окажутся больше нас и больше отцов наших".

Особые скорби, небывалые напасти - удел наших дней. В покаянном преодолении их - смысл нашей жизни. Отъятие видимой стороны христианства - главнейшее из всех лишений. Изгнание, заточение, горькие работы - ничто по сравнению с ним. Это отъятие храмов, по слову Божию, можно было бы предотвратить покаянием: обратитесь ко Мне всем сердцем своим в посте, плаче и рыдании. Раздирайте сердца ваши, а не одежды ваши, и обратитесь к Господу Богу вашему; ибо Он благ и милосерд, долготерпелив и многомилостив и сожалеет о бедствии. Кто знает, не сжалится ли Он, и не оставит ли благословения, хлебного приношения и возлияния Господу Богу вашему? (Иоил. 2:12-14).

Но где мы слышали всеобщий призыв к покаянию, где видели архипастырей и пастырей, неотступно у жертвенников проливающих реки слез и подвизающих к тому же народ свой? Дипломатические таланты архиереев поставили выше слова Божия, на них возложили надежду, в них положили свое спасение. Ложно хотели сохранить царство Истины...

И посмеялся Господь над ними и до конца изливает гнев свой. Не пред нашими ли глазами отнимается пища, от дома Бога нашего - веселье и радость? (Иоил. 1:16). Истощают, истощают до основания видимую сторону Церкви.

Дети мои, суд Божий совершается. Покаянно припадем ко Господу и найдем в себе силы сказать с пророком: Гнев Господень я буду нести, потому что согрешил пред Ним, доколе Он не решит дела моего и не совершит суда надо мною; тогда Он выведет меня на свет, и я увижу правду Его (Мих. 7:9).

К принятию нового образа спасения призывает нас Господь. Множество храмов рукотворенных, благолепно украшенных, было открыто столетиями, и в то же время величайшее множество храмов нерукотворенных в мерзости запустения пребывали заключенными. Ныне храмы, воздвигнутые руками человеческими, разрушаются, но в покаянной тоске по ним поднимаются храмы, созданные руками Божиими. Огоньки смиренного мученичества вспыхивают повсеместно, особенно на далеких окраинах. Голодные, оборванные, дрожащие от холода, изолированные от мира, на голой земле, на снегу или в случайных избах, без гробов и священнического напутствия умирают иереи, иноки и верные.

В покаяльных храмах отходящих душ их возносится ими молитва за грехи всей Церкви, возлюбившей внешнее паче внутреннего и обряд больше духа, - Церкви, не нашедшей в себе даже в годину исключительных бедствий целительных слез покаяния. Искорки терпеливого исповедничества мерцают всюду от ледяного океана до раскаленной пустыни. В покаянном плаче молятся открывшие терпением обстояний свои сердечные храмы, изгнанные за служение в храмах Божиих!

Войдем, родные, и мы в клеть душ наших, войдем в храм наш душевный, посвященный Господу еще в момент крещения и освященный им в момент первого причащения. Храм этот наш; никто, никогда не сможет его разрушить, кроме нас самих. В нем мы - каждый - иерей и кающийся. Жертвенник его - сердце наше, и на нем мы можем приносить всегда на слезах наших великое таинство покаяния. Трудно нам, запустившим наш храм невидимый и недостойно жившим только храмом видимым, принять от Господа новый путь спасения. Восплачем и возрыдаем, но не слезами отчаяния, а слезами покаяния, примем всё как заслуженное. Разве не Господь посылает это? Разве лучшие из нас не вступили давно на этот путь?

Надолго или совсем - одному Господу известно - уходит от нас видимая сторона христианства. "Станем добре, станем со страхом" Божиим! Маленький родной дом Божий! Сколько радости чистой, неземной получали мы через тебя. Иерусалиме наш земной, возводящий нас непрестанно к горнему Сиону! Много раз навернутся на глаза наши слезы при воспоминании о нашем земном рае. Аще забуду тебе, Иерусалиме, забвена буди десница моя. Прильпни язык мой гортани моему, аще не помяну тебе, аще не предложу Иерусалима, я ко в начале веселия моего (Пс. 136:5-6).

Большая чуткость духовная дана вам от Господа. Сердце ваше привело вас не туда, где блистало великолепие службы, где звучали изысканные мелодии, где раздавались искусные проповеди. В маленький убогий храм вошел в свое время каждый из вас, в нем почувствовал правду святоотеческого пути.

В наступившую было весну Церкви Русской вы явились делателями в ее винограднике. С каким самоотвержением отдали вы свою молодость, свои зрелые годы, свои старческие силы на устроение храмов жизни покаяльной семьи нашей. Вы не только живые свидетели, но и участники последнего озарения угасающего по воле Божией светильника Церкви Русской.

В грядущем страшном испытании Церкви Христовой молю Господа, Его Пречистую Матерь и святых угодников наших, чтобы они явили вас истинными делателями виноградника Христова.

Родные мои, явим себя во всем как служители Божии, в великом терпении, в бедствиях, в нуждах, в тесных обстоятельствах, под ударами, в темницах, в изгнаниях, в трудах, в бдениях, в постах (2 Кор. 6:4-5). Бог же терпения и утешения да дарует вам быть в единомыслии между собой.
1933 г.


Источник: "Вы - мой путь ко Христу". М.2009. стр. 276-286.

СВЯЩЕННОМУЧЕНИК СЕРГИЙ МЕЧЕВ: ЗА ЧИСТОТУ ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ

Оригинал взят у consensus в СВЯЩЕННОМУЧЕНИК СЕРГИЙ МЕЧЕВ: ЗА ЧИСТОТУ ЦЕРКОВНОЙ ЖИЗНИ

В одном из писем [1] 1932 года священномученик о. Сергий Мечев [2] вспоминал о трех моментах, когда ему пришлось бороться за Церковь [за чистоту Православия] и противостоять многим.

Первым было – обновленчество.

Еще в предреволюционные годы среди интеллигенции и некоторых церковных деятелей существовало мнение, что Церковь, если не умерла, то находится в параличе, что надо принять какие-то решительные меры к ее оживлению, что надо вернуться к «первохристианскому» строю жизни и богослужения, отменить позже [будто бы] установленные Церковью правила, согласовав новые вместе с тем с требованиями современной науки, культуры и вообще современной жизни. Эти люди не видели подлинной христианской подвижнической жизни, которая в это время протекала в некоторых монастырях, таких как Оптина, Глинская [пустыни], не знали и не чувствовали той животворной струи, которая пришла к нам через старца Паисия Величковского. Многие искренно заблуждались, искренно по-своему хотели «обновить» Церковь внешними мерами. Эти люди просто не понимали настоящей духовной жизни.
cv-sergey-01 В смутное для Церкви время первых послереволюционных годов нашлись такие, которые использовали лозунги «обновления» в своих корыстных целях: воспользовавшись трениями, которые возникали между Патриархом Тихоном и властями, они обманом захватили власть в церкви в тот момент, когда Патриарха арестовали по делу об изъятии церковных ценностей, и организовали свое «Высшее церковное управление» (ВЦУ), стараясь подчинить ему Русскую Церковь.

Многие епископы противостояли этому, но они были разъединены, да к тому же в это время многих из них арестовывали. Приходское духовенство, привыкшее до революции к безпрекословному повиновению, хотя в большинстве случаев своем не принадлежало к числу идеологов «Единой Церкви» и в глубине души может быть им и не сочувствовало, все же не сумело разобраться в создавшейся ситуации, да и боялось запрещений и безпрекословно подчинилось ВЦУ, прекратив поминовение заключенного Патриарха.

В Москве лишь единичные приходы сохранили верность Патриарху. В числе их были Данилов монастырь и «Маросейка». О. Алексий и о. Сергий Мечевы всей душой чувствовали, что Церковь есть тело Христово и источник освящения всего мира. Она со всеми своими Таинствами и богослужением – свята во веки. Они знали, что надо не «обновлять» Церковь, а идти к ней и учиться у нее, пользоваться ее Таинствами для своей духовной жизни, становиться ее членами через Покаяние и Святое Причащение для «обновления в себе зрака Святаго Божия образа» [3].

Сама же Церковь в существе Своем свята и непорочна и не нуждается ни в оживлении, ни в обновлении. Кроме того, батюшки – о. Алексий и о. Сергий – считали канонической необходимостью поминать на ектениях и на Великом входе имя Святейшего Патриарха, хотя бы и заключенного [в то время]. Без этого нарушилась бы связь с Церковью и совершаемые таинства стали бы недействительны.

Простой церковный народ не принял обновленчества, захваченные живоцерковниками храмы не посещались.

В числе прочих «нововведений» обновленцев (богослужение на русском разговорном языке, женатый епископат и т.д.) был и «новый стиль», принятый в новом государстве. Они считали, что оставаться на старом стиле – отсталость, некультурность, так как новый стиль более приближается к астрономическим данным. Это было неотъемлемой частью программы, но это же им и особенно вредило в глазах народа.

В 1923 году Патриарх Тихон был освобожден из заключения. Через некоторое время он получил ложную информацию, будто все восточные Патриархи приняли католический григорианский стиль вместо прежнего, употреблявшегося Православной Церковью, юлианского. Он, по предложению гражданских властей, сделал распоряжение, чтобы и Русская Православная Церковь перешла на новый стиль.

Узнав об этом распоряжении Святейшего, о. Сергий, будучи его преданным сыном, пришел к нему взволнованный: «Святейший владыка, не считайте меня бунтовщиком, но моя церковная совесть не позволяет мне принять новый стиль», и раскрыл перед Патриархом свое, вернее общецерковное, понимание богослужения.

Святейший отнесся к о. Сергию по-отечески: «Какой же ты бунтовщик, Сережа, я знаю тебя! Но вот с меня требуют введения нового стиля».

О. Сергий считал, что события жизни Спасителя и его Пречистой Матери, хотя и произошли в известный момент времени, но имеют вечное, непреходящее бытие. В православном богослужении, совершающемся и повторяющемся также во времени, они как бы совершаются вновь, открываясь перед молящимися, делая их участниками этих событий. Особенно ярко это выражено в Святой литургии, в Таинстве Тела и Крови Христовых. Так каждый приступающий к Святой Чаше верует и исповедует, что перед ним Самое Пречистое Тело Христово и Самая Честная Кровь Его, и бывает участником Тайной Вечери через почти 2000 лет по ея совершении. Как сказано в последовании ко Святому Причащению, «Христос единою Себе принес, яко приношение Отцу Своему, присно закалается, освящаяй причащающиеся».

Но «вечность во времени» присуща не одной Святейшей Евхаристии, а и всему богослужению Православной Церкви в целом. Как часто слышим мы в стихирах и канонах слово «днесь»! «Днесь вод освящается естество», «Дева днесь Пресущественного рождает» и т.д. Это «днесь» говорит нам о нашем предстоянии в данный момент времени вечным событиям, «днесь»; не когда-то «тогда», нет, в это время, в эту минуту, когда мы совершаем богослужение.

Это дерзновение имеет Церковь потому, что она в самой себе есть не временная, а вечная, она вне мира, выше его, она премирна. Церковь дерзновенна потому, что не только собравшиеся в храме люди, являющиеся частью видимого мира, совершают богослужение. Мы веруем и надеемся, что «силы небесные с нами невидимо служат», что мы в XX веке имеем возможность соприкоснуться в богослужении, в молитвенном озарении с давно бывшими событиями, соприкоснуться и участвовать в них, как в вечности. Связь наша с миром дольним и есть то величайшее, что объединяет всех и вся: мир видимый и невидимый. Здесь в Церкви люди, которые не жили тогда, когда совершались те великие события, могут теперь участвовать в них, приобщаются к ним, как к вечности. Когда мы в богослужении, в своих песнопениях обращаемся не только к верующим, не только к людям, но и ко всей вселенной, это не только слова. Богослужение имеет величайшее значение для всего мира, для вселенной.

Поскольку о. Сергий не подчинился распоряжению о переходе на новый стиль [4], его вызвали в епархиальное управление и грозили запрещением ‹...›

О. Сергий пытался раскрыть перед присутствующими епископами свое отношение к богослужению, но, не встречая понимания, стал говорить, что нет необходимости нарушать строй и порядок богослужения переходом на новый стиль, достаточно лишь считать их в другие числа по новому стилю, например, Рождество Христово не 25 декабря, а 7 января. Он спросил: «По какому стилю, скажите, празднуют наши власти свои праздники?» Ему ответили: «Как по-какому? Разумеется, по-новому». – «А как же тогда день 9 января отмечается 22 января, октябрьская революция празднуется не в октябре, а в ноябре? Также и день свержения самодержавия и другие дни? (т.е. берутся дни «по старому стилю» и просто пересчитываются на «новый»). Присутствовавший в епархиальном управлении владыка архиепископ Иларион улыбался, видя, что о. Сергий привел своих противников в замешательство. Остальные архиереи обозвали о. Сергия «недоучкой» и отпустили.

Церковный народ, верующие также не приняли нового календаря. Храмы, перешедшие на новый стиль, даже в самые великие дни пустовали, да и вообще почти не посещались.

Святейший Патриарх Тихон, хотя и ответил на запрос властей, что «юлианский календарь не догмат Церкви» [5], [однако], должен был отменить свое распоряжение [относительно календаря и пасхалии] и новый стиль был снят. Он сообщил об этом гражданской власти [6] и с некоторой иронией заметил, что не совсем понимает, почему власти заинтересованы в переходе церковного богослужения на новый стиль.

Когда о. Сергий потом приходил к Патриарху, [то] последний часто встречал его словами: «А, днесь вод освящается естество пришел». Даже и обновленцам пришлось отказаться от нового стиля, так как народ его не принял.

На убеждении о премирности богослужения и о связи его с жизнью природы покоилось убеждение о. Сергия о невозможности изменить стиль календаря. Календарь наш освящен Церковью, ее соборами, ее Таинствами, богослужением – творением великих и величайших Отцов Церкви, порядком совершения его, изложенным в Уставе, составленном теми же святыми Отцами.

Кое-кто считал, что если перейти на новый стиль, то у верующих будет больше возможности посещать праздничное богослужение, так как в то время праздник Рождества Христова и Крещения по новому стилю еще были днями неприсутственными. «Уверяю вас, скоро они не будут праздноваться ни по какому стилю», – отвечал о. Сергий. [И действительно] скоро вместо семидневной недели была введена пятидневка, затем непрерывка или скользящая неделя.

Третье и последнее испытание церковной совести о. Сергия было несогласие с митр. Сергием [Страгородским], впоследствии [ставшим] красным обновленческим Патриархом.

После смерти Патриарха Тихона, по его завещанию, его [патриаршую] власть принял митрополит Крутицкий Петр в качестве Местоблюстителя. (Подобная передача власти по наследству безпрецедентна и была вызвана необходимостью по условиям времени).

Теперь митрополит Петр был одновременно и иерархом, и епархильным архиереем Москвы. Как все православные, о. Сергий находил законным и нужным поминать его и только его. Митрополит Петр вскоре был арестован. Другие местоблюстители – митрополит Кирилл и митрополит Агафангел – тоже оказались в заключении. Из тех, кому митрополит Петр назначил временно исполнять свои текущие обязанности, на свободе оказался только митрополит Сергий. Он провозгласил себя «Заместителем патриаршего местоблюстителя» (титул также безпрецедентный) и стал требовать поминовения себя ‹...› [на богослужении наравне] с митрополитом Петром.

О. Сергий считал это требование неканоничным и незаконным и выполнить его отказался, и уклонился от молитвенного общения с митрополитом Сергием и его последователями.

Ряд архиереев, бывших в то время в ссылках и заключениях, разделяли мнение о. Сергия и считали его действия правильными. На основании этого о. Сергий говорил, что не принял бы запрещения от Сергиевского синода, если бы таковое воспоследовало, до законного суда архиереев, право требовать которого давали ему церковные каноны. Отец Сергий не был одинок, были единомыслящие среди священников, епископата и мирян.

В церковной позиции о. Сергия опять сказалось убеждение его в святости Церкви как Тела Христова. Он считал, что нельзя вносить в Нее политиканство и спасать Ее человеческими ухищрениями.

Не принимал также о. Сергий и церковной молитвы за неверующих, особенно за воинствующих безбожников, считая, что обращение к Богу каждого человека есть дело его свободной воли и что нельзя молиться за тех, кто этого не хочет, в особенности за литургией, которая есть богослужение только верных.

Много страданий нравственных, а потом и физических принесло о. Сергию его церковное направление, но он был тверд в нем и неуклонно шел по нему вплоть до своего безвестного конца.

P.S   После начала войны, 7 июля 1941 года,священномученик Cергий Мечев был арестован и заключён в Ярославскую тюрьму. Обвинён в том, что «ведёт работу по созданию подпольных т. н. „катакомбных церквей“, насаждает тайное монашество по типу иезуитских орденов и на этой основе организует антисоветские элементы для активной борьбы с Советской властью». Приговорён к расстрелу военным трибуналом войск НКВД Ярославской области 22 ноября 1941 года. Расстрелян 6 января 1942 года. Собором РПЦЗ в 1981 году прославлен в лике святых Новомучеников, Исповедников и Священномучеников Российских.


ПРИМЕЧАНИЯ:

1. Автор рукописи не известен 1932 г.

2. Прославлен Церковью в лике святых новомучеников.

3. Из молитвы в покаянном каноне.

4. Так как при сохранении православной пасхалии совершенно нарушался порядок отправления и сочетания передвижных и неподвижных праздников.

5. «Юлианское счисление не возведено Церковью в неприкосновенный догмат, – говорил святитель Тихон, – но отказ от него является серьезным нарушением всего церковного строя. Практически это непослушание священному Преданию Церкви, что канонически не допустимо». (АИС., № 1534, л.14.).

6. «Считая введение новoro стиля по существу допустимым, ошибочно, вследствие невозможности непосредственного сношения с Востоком и неточности газетных сообщений, убежденные, что состоялось уже соглашение всех Православных Церквей о введении нового стиля на основе постановления Всеправославного Совещания в Константинополе, надеясь, что распоряжение, исходящее от законной власти и опирающееся на Всеправославное соглашение, будет послушно принято народом, Мы решили призвать Церковь Русскую к реформе календаря со 2(15) октября 1923 г. и в этом смысле издали послание». (М: 1924 г. Из письма в ЦИК ).

Из архива Е. В. Апушкиной

Память Святителя Кирилла Иерусалимского




Святитель Кирилл Иерусалимский (315—386) — Отец Церкви, Епископ  Иерусалимский (350—386), аскет, проповедник, который пытался поднять значение Иерусалима в качестве центра всей христианской Церкви. Память совершается в Православной Церкви - 18/31 марта

Претерпел сие [Распятие] Спаситель, умиротворив (Кол. 1:20) кровию Креста небесное и земное. Ибо мы были врагами по причине греха, и Бог определил смерть грешнику. Которое же из двух долженствовало быть: по правосудию ли надлежало умертвить, или по человеколюбию нарушить определение?
Но примечай премудрость Божию: Он сохранил и истину определения, и силу человеколюбия. Вознес Христос «грехи наши» «на древо, дабы мы, избавившись от грехов, жили для правды» (1 Петр. 2:24). Немаловажен был умерший за нас, не чувственный был Агнец, не простой был человек, не ангел только был, но Бог вочеловечившийся. Не столь важно было беззаконие грешников, сколько важна правда Умершего за них. Не столько мы согрешили, сколько сделал правды Положивший за нас душу Свою.




св. Кирилл Иерусалимский. Огласительное поучение 13-е // Огласительные и тайноводственные поучения. М., 1900. С. 197-198

Святитель Кирилл Иерусалимский - ревностный защитник  Православной веры и Истинной Церкви от еретиков

Свт. Кирилл Иерусалимский: «Знаешь признаки антихристовы: не сам один помни их, но и всякому сообщай щедро!»

Святитель Кирилл Иерусалимский (+386) «ПОУЧЕНИЯ огласительные и тайноводческие»
«..Много ходит волков, ходят в одежде овчей.. ..Будучи покрыты кожей кроткого животного.. .. они испускают.. гибельный яд нечестия. Итак, нужно иметь благодать Божественную, мысль бодрую и очи осмотрительные, дабы. ..не сделаться пищею злотворного дьявола» (Поуч.4-е)
«..Я говорю о чадах еретических,.. которые притворяются, что любят Христа, но поистине ненавидят Его.. ..Учение безбожия еретического многоразлично. Ибо, кто совратится с единого прямого пути, тогда он большей частью попадает на стремнины..»

Присоединись к овцам, убегай волков, от Церкви не отлучайся, отвращайся даже тех, которые некогда подозреваемы были в сем. И если не узнаешь, что они долгое время раскаиваются, то скоро не вверяй себя им. Предана тебе истина о единовластительстве Божием, распознавай, как травы, учение. Будь искусным купцом, добрая держи, от всякаго вида злаго отгребайся (1 Сол. 5, 21–22). А если некогда и было в тебе зло это, то, сознавши заблуждение, отвращайся его. Ибо тогда вступишь на путь спасения, если изблюешь блевотину, и если сердечно возненавидишь ее, если отречешься от них не устами только, но и душою, если покланяться будешь Отцу Христа, — Богу закона и Пророков, если познаешь, что Благий и Правосудный есть Един и Тот же Бог, Который всех вас да хранит, соблюдая свободными от заблуждений, и соблазнов, и твердыми в вере, во Христе Иисусе Господе нашем; слава Ему во веки веков. Аминь.

Источник: Кирилл Иерусалимский. Поучения огласительные и тайноводственные. Огласительное поучение шестое

О ЧТЕНИИ СВЯТЫХ ОТЦОВ

Церковная пѣснь называетъ святыхъ отцовъ свѣтилами на землѣ, посредствомъ которыхъ Господь наставляетъ насъ въ познаніи и сохраненіи истинной вѣры. Въ другихъ пѣснопѣніяхъ они величаются звѣздами многосвѣтлыми, церковными кормилами, непоколебимыми столпами, органами благодати и гуслями Духа. Уже одни эти наименованія ясно говорятъ, какое чрезвычайно великое значеніе, — по мысли Церкви, — имѣютъ святые отцы и ихъ творенія въ дѣлѣ религіознаго вѣдѣнія. Вселенскіе соборы, составляя свои вѣроопредѣленія, послѣ Священнаго Писанія, всегда обращались къ отеческому ученію, дѣлали болѣе или менѣе обширныя выписки изъ ихъ твореній и въ основаніе своихъ вѣроопредѣленій полагали святоотеческое ученіе: послѣдующе божественнымъ отцемъ, вси единогласно поучаемъ исповѣдовать, по ученію святыхъ отцевъ, послѣдующе богоглаголивому ученію святыхъ отцевъ, — это самыя обычныя и употребительныя выраженія въ дѣяніяхъ Вселенскихъ и Помѣстныхъ соборовъ, постоянно выражавшихъ, что сія вѣра отеческая, какъ это торжественно провозглашаетъ Православная Церковь доселѣ. Такимъ образомъ, святые отцы самою Церковію нарочито выдѣляются, какъ надежнѣйшіе руководители въ религіозномъ знаніи, какъ выразители правильнаго разумѣнія ученія Христова въ своихъ письменныхъ произведеніяхъ, черезъ которыя говорятъ христіанскимъ поколѣніямъ всѣхъ временъ, поучая христіанской истинѣ и одушевляя къ осуществленію ея въ жизни: Они любили эту животворную истину, питали ею свои души, стремились передать ее своимъ братьямъ по вѣрѣ и чуждыхъ ей привести къ ней. По требованіямъ обстоятельствъ своего времени святые отцы раскрыли и освѣтили съ возможною ясностью почти всѣ существенные вопросы церковнаго ученія и жизни, и ихъ творенія составляютъ драгоцѣнное сокровище и неисчерпаемый источникъ, изъ котораго вытекаетъ все послѣдующее православное вѣроученіе въ его непосредственной чистотѣ и цѣлости (проф. Н. Сагарда).

http://tvorenia.russportal.ru/