January 7th, 2015

Рождественское послание

Оригинал взят у vishegorod в Рождественское послание

"Слава в Вышних Богу, и на земли мир, в человецех благоволение!"-
такими словами пастухи приветствовали рождение на земле, в бедной пещере среди бессловесных животных, — Любви.
Смысл самого слова  "Любовь" заключает в себе познание Бога, люди Бога ведают (Лю- люди, бо - Бога, вь - ведают).
Кто не любит, тот не познал Бога, потому что Бог есть Любовь (1 Иоанн 4,8).
«Любовь долготерпит, милосердствует, любовь не завидует, любовь не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит. Любовь никогда не перестает» (1 Коринфянам 13:4-8). Это – Божественное описание любви. Но всегда ли мы проявляем эту любовь к ближнему, или требуем ее только к себе? Не обращаем ли мы эти бессмертные слова только в звуки исходящие из наших уст?
С разных сторон слышно как говорят: " Время теперь лукавое, мiр во зле лежит". Да, действительно так, но не время такое, а люди лукавые, и наше зло дополняет Господню чашу терпения. Во все времена были разные потрясения, однако люди не впадали в уныние. В своем письме святитель Иоанн Златоуст учит нас, как не надо малодушествовать: "Когда услышишь, что одна из Церквей пала, а другая колеблется, третья заливается свирепыми волнами, иная претерпела другие непоправимые бедствия, одна взяла волка вместо пастыря, другая — морского разбойника вместо кормчего, третья — палача вместо врача, то хотя скорби, — потому что не должно переносить этого без боли, — но скорби так, чтобы печаль не переходила должных границ. В самом деле, если и в тех делах, в которых мы сами погрешаем и в которых должны дать отчет, излишняя скорбь не необходима и не безопасна, а напротив, даже очень пагубна и вредна, то еще более излишнее и напрасное и, сверх того, сатанинское и пагубное для души дело — малодушествовать и сокрушаться о погрешностях других".
Как избежать нам этого пагубного состояния? Мы помним по Апостолу Павлу: "Любовь, не радуется неправде, а сорадуется истине, никогда не перестает". Только непристающая Божественная любовь может уберечь от лукавства и малодушия и привести к встрече с живим Богом в наших душах. Ныне Рожденный Иисус Христос из своих ясель простирает к нам руки, но кто достоин взять Его в свои объятия? Не по нашим заслугам, а по Его любви к нам, каждый из нас достоин, и может Его взять в свое сердце! Он и пришел чтобы через Него познали волю Отца, чтобы возлюбив Сына мы возжелали Отца Небесного и Ему служили в Истине и правде. Богомладенец не установил никаких преград на пути к Царствию Небесному, он расчистил путь, только мы своей не любовью, неведением Бога позволяем, укоренятся терниям в наших душах. Мы слезами покаяния, а не слезами уныния, должны Новорожденному Богомладенцу приготовить свои души. Не должно быть места у нас для уныния, но только место для Живаго Бога, пославшего нам Спасителя мира. Мы обязаны продолжать, с упованием на Него, вести борьбу против греха, не сходить со спасительного тернистого пути, не разделять Истину на мнения.

Христос Родися!

Всех пастырей, монашествующих и Боголюбовых мирян нашей епархии, молитвенно поздравляю с Рождеством Христовым.
+Софроний
Рождество Христово 2014 г.

Христос же в сердце входит.


Тем, кто глупостью Мудрость испытать желает.

Есть некоторые ученые мужи и жены, кои собрались своим умишкой рассмотреть Божественные Тайны Спасения. И своими исследованиями забрались туда, куда неприлично забираться...узрев же некоторые "откровенности", и сами недоумевают и прочих простых верующих смутить могут.
Чтобы этого не происходило, коротким словом постараюсь избавить блаженных простецов от возможного смущения...помолюсь и за мудрецов - да избавятся от недоумения:


Под видом хлеба и вина в Чаше на Литургии преподается Тело и Кровь Бога -это Дары Божии человеку.

 И если что с Дарами худого бывает: как то заплесневеют, либо мышь повредит... то бывает именно с видимой составляющей Даров - хлебом и вином, а не с Телом и Кровью. Как и во время Причащения - в желудок опускается и далее по кишкам в..., конечно же видимая составляющая - хлеб и вино. Христос же в сердце входит.

А у еретиков невидимой составляющей - Бога, небывает. Ибо у них сатана во главе.

Касательно же причащения Ангелами - то лучше не фантазировать.
 Ибо у Православных быть может так оно и происходит, а может и нет...Христианам не гадать...у еретиков же и оттлученных аггелы иныя - и причастие у них смертоносное.

Евангельская Истина и Учение Духа святаго сообщают нам что под видом хлеба и вина, нам преподается Тело и Кровь Бога: мы приносим заповеданныя Богом дары - хлеб и вино, а Господь нам преподает Свои Дары - Тело и Кровь, Которыя творит из нашего приношения, не изменяя внешнего вида и вкуса - такова Божественная Воля!

Но нам дан Сей Дар не для чего иного, как для Причащения - Живопитания, а не для испытания состава и свойств Дара. И кто поступает в соответствии с Волей Божией о Даре, тот вкушает Неизреченную Сладость Дара, созерцает неописуемое Богатство и Лепоту Его в сердце своем.

А вот испытывать Дар - совать свой нос в Божию Милость, есть кощунство тех, кто неусладился Богом...удел поверхностных в вере...тех, кто не понял и не вкусил Любви.

http://russkiysobor.com/slovo188.htm

МИР ИСКУПЛЕНЬЯ ОЖИДАЛ... ЛЕВ МЕЙ



Лев Мей
***
То были времена чудес,
Сбывалися слова Пророка:
Сходили Ангелы с Небес,
Звезда катилась от Востока,
Мир искупленья ожидал -
И в бедных яслях Вифлеема
Под песнь хвалебную Эдема,
Младенец дивный возсиял,
И загремел по Палестине
Глас вопиющего в пустыне...

1855

Сколько человек согласится умереть, лишь бы не молиться с еретиками?

Критерий истинности экклезиологии

Тезис о том, что главный и важнейший вопрос церковного самосознания в наше время – это вопрос о границах Церкви, может, на первый взгляд, показаться весьма спорным. Ведь как много других острых церковных проблем, связанных с внутренней жизнью Церкви! Это правда, что проблем очень много и все они очень острые. Вопрос о границах Церкви отличается от всех них своей простотой и прозрачностью. В этом вопросе максимально просто и всем доступно увидеть саму Истину - где Церковь есть и где ее нет. При этом он сам является некоей границей, последним рубежом, перейдя который можно перестать быть Церковью.

Если же ясность видения Истины начинает исчезать, надо, во-первых, поинтересоваться, не выгодно ли (в обычном человеческом смысле) кому-нибудь это исчезновение. Не скрывает ли теоретический туман некоторых неблаговидных поступков – уже в Церковном смысле слова. То есть, не учат ли о неразличимости церковных границ те, кто сами эти границы переходят, нарушая Каноны Церкви?

Во-вторых, исчезновение ясности в этом вопросе может быть последним гвоздем для гроба, в который можно будет положить все православное богословие как живое Священное Предание церковного самосознания. Если уже нет тех, кто ясно осознает, где проходят границы Церкви, то, тем более, нет тех, кто видит гораздо более таинственные предметы, такие, например, как учение о Святой Троице, о Боговоплощении, о природе Божественной благодати. Но поскольку Бог не завистлив и дает свою премудрость всем ищущим ее, такое отнятие богословского видения будет означать, что оно стало для нас ненужным, что мы перестали к нему стремиться, что богословские истины реально, в нашей повседневной жизни, никакой роли не играют. Разве что мешают жить в свое удовольствие.

Но ведь врата адовы Церковь не одолеют! А это значит, что всегда будет живо и самосознание Церкви, ее богословие, ее экклезиология. Вопрос здесь только в том, кто останется с Церковью. Ведь не пребывающий в Истине не может пребывать в Теле Того, Кто назвал Себя Истиной.

Впрочем, есть один очень простой способ проверить, кто во что действительно верит, а значит найти, где верные христиане, хранящие Истину Божию, и поэтому – где сама эта Истина. Это мысленный эксперимент. Представим себе, что за веру надо умереть, – как это постоянно, и не так давно на нашей родной земле, происходило. Сколько человек согласится умереть,лишь бы не молиться с еретиками? Я верю в то, что много. А сколько согласится ‑­ умереть за противоположную веру, за то, что с еретиками молиться можно? Вопрос, кажется, риторический.
Ведь Истиной может быть только то,за что стоит умереть, и,наоборот, не может быть истиной то,за что никто не захочет умереть.Поэтому и ээкклезиология истинна только та,которую христиане готовы защищать до смерти, чтобы вечно жить со святыми в Церкви Торжествующей.

Игумен С.
ОДНА ЦЕРКОВЬ И ДВЕ ЭККЛЕЗИОЛОГИИ

http://www.pravaya.ru/look/16774

Найти Святую Русь в своей душе

Оригинал взят у tanya_mass в Найти Святую Русь в своей душе

из книги Леонида Петровича Решетникова

Русские изгнанники начала XX в., так называемая «первая волна эмиграции», тяжко тосковали по России. Эту тоску нельзя назвать, как принято говорить, «ностальгией». Нет, это была не ностальгия, а медленное умирание от осознания того, что больше никогда не увидишь России, не вдохнёшь её воздуха, не пройдёшь её лесными тропами, не услышишь малинового колокольного перезвона над тихой спокойной рекою. Никогда больше не услышишь боя московских курантов, звуков Преображенского марша, исполняемого почётной ротой Зимнего дворца, никогда не увидишь знаменитых парадов непобедимой Императорской гвардии на Марсовом под громогласное «ура» в ответ на Государево «Здорово, молодцы!» Никогда не услышишь той неповторимой русской речи, на которой говорили и дворяне, и мещане, и крестьяне. Никогда не увидишь «бег санок вдоль Невы широкой», удалых троек златоглавой Москвы, знаменитых Нижегородских ярмарок. Как человек не может жить без воздуха и воды, так и православный русский не может жить без России. А она была недосягаемой для русских беженцев, оказавшихся за границей, недосягаемой и для тех, кто остался в СССР, так называемых подсоветских. Причём русский человек в Советском Союзе ещё более обостренно чувствовал ужасающую разницу между православным царством и тиранией большевизма.

Collapse )