Ortorossia (ortorussia) wrote,
Ortorossia
ortorussia

Category:

О ПОЧИТАНИИ ИМЕНИ БОЖИЯ

Имена Божии есть нетварные энергии Божии. Как Сын являет Отца, почему и называется Словом и Именем Божиим, – "ибо Имя Бога Отца, пребывающее сущностным образом , есть Единородный Сын" (Преп. Максим Исповедник. Толкование на молитву Господню), – подобно тому и божественные энергии являют сокровенную сущность Божию простую и неделимую, так что в каждой энергии всецелый Бог и каждая энергия представляет собой имя ни чего-то в Боге, но всецелого простого и неделимого по сущности Бога. И только имена ипостасей Святой Троицы являют нам каждое из Трёх Лиц в отдельности, но в тоже время и неразделимо, ибо как говорит прп. Максим: "Богословию учит воплотившееся Слово Божие, показывая в Себе Отца и Святого Духа, потому что весь Отец и весь Святой Дух существенно и совершенным образом пребывали во всецелом воплощаемом Сыне, не воплощаясь Сами, но Один благоволя, а Другой содействуя в Воплощении самодействующему Сыну" (Преп. Максим Исповедник. ТОЛКОВАНИЕ НА МОЛИТВУ ГОСПОДНЮ).

Имя Божие есть Божественное откровение, есть слово Божие. Как пишет св. Дионисий Ареопагит в посвященном этому вопросу трактате "О Божественных именах":

...все божественное, явленное нам, познается только путем сопричастности , а каково оно в своем начале и основании, – это выше ума, выше всякой сущности и познания. Так что, когда мы называем Богом, Жизнью, Сущностью, Светом или Словом сверхсущественную Сокровенность, мы имеем в виду не что другое как исходящие из Нее в нашу среду силы, боготворящие, создающие сущности, производящие жизнь и дарующие премудрость (гл. II ,7).

Таким образом именами всецелому Богу становятся Его "выступления" из своей сокровенности, которые являются силами, либо создающими сущности и производящими жизнь, либо дарующими премудрость и боготворящими. Другими словами, нам являют Бога Его творческие энергии и энергии усовершающие. Первые даруют своим причастием бытие и жизнь, а вторые – разумение Бога и Творца и уподобление Ему. Так Божественные энергии и именуют Бога, являя Его твари, и своим причастием подают способность к самому восприятию и уразумению этих явлений.
Естественные способности разума человеческого недостаточны для ведения Бога, поэтому принятие истин о Боге возможно только "буйством веры" при отречении от разума. Только упразднившись от естественного действия и приняв откровение Божие, позволив действовать в себе Богу, человек может прийти в познание Бога и причастие Ему. От этого выбора – действовать ли по собственному разумению или устремляться к Богу, ища просвещения у Него Самого – зависит восприятие человеком Божественного откровения как буквы убивающей или духа животворящего. Ибо разум предоставленный сам себе способен лишь к плотскому восприятию и не может видеть Бога под покровом буквы. Сами же эти покровы необходимы по причине нашего новоначалия в богопознании. Только «когда мы станем нетленными и бессмертными и сподобимся блаженнейшего свойственного Христу покоя и "всегда, – согласно Речению, – с Господом будем" (1Фес. 4, 17), тогда мы будем исполняться видимого богоявления в пречистых видениях, озаряющих нас светлейшим сиянием, как учеников во время того божественнейшего Преображения... Ныне же мы, насколько нам возможно, пользуемся, говоря о божественном, доступными нам символами...» (Св. Дионисий Ареопагит "О Божественных именах", гл. I, 4).
Или как говорит прп. Максим Исповедник:

«Начатку научения людей в благочестии присуще иметь как бы плотский характер. Ибо при первом соприкосновении с Богопочитанием мы ознакомляемся с буквой, а не с духом [Священного Писания]. По мере же духовного преуспеяния, соскабливая тончайшими умозрениями плотянную массу речений, мы становимся чистыми, насколько то возможно людям, в чистом Христе для того, чтобы иметь силу сказать по Апостолу: «Если же и знали Христа по плоти, то ныне уже не знаем»(2Кор. 5:16). Ясно, что это происходит благодаря простому соприкосновению ума со Словом, помимо тех покровов, которые окутывают Его, и [происходит тогда], когда мы, начиная от познания Слова через плоть, преуспеваем [в познании] славы Его как Единородного от Отца (Ин. 1:14)». (прп. Максим Исповедник Главы о богословии II, 60).

В этих словах святого можно увидеть явную параллель с Боговоплощением и это не случайно. В другом месте преподобный даёт понять, что Боговоплощение следует разуметь не только в узком смысле как вочеловечение Сына и Слова Божия, но и в широком – как Божественное Откровение вообще. Таким образом, и в естественном и в писанном Откровении мы сталкиваемся с воплощенным Словом Божиим, приуготовляющим своих слушателей к принятию Его в воплощении совершенном – ипостасном.

«Слово Божие называется плотью не только потому, что Оно воплощается, но и потому, что Бог Слово, изначала мыслимый просто как [Сущий] с Богом Отцом и как обладающий ясными и нагими отобразами истины, касающейся всех [тварных вещей], не содержит в Себе ни притчи и иносказания, ни повествования, нуждающегося в аллегорическом толковании. Но когда Бог Слово пришел к людям, не могущим нагим умом соприкасаться с нагими умозримыми [вещами], то, изъясняясь с ними по их обыкновению, Он становится плотью, в которой сочетается пестрая [множественность] повествований, иносказаний, притч и темных изречений. Ибо наш ум, при первом соприкосновении [со Словом], соприкасается не со Словом нагим, но со Словом воплощенным, то есть с пестротой речений – сущим по естеству Словом, но плотью по внешнему виду. Поэтому Оно, будучи поистине Словом, кажется для многих плотью, а не Словом. Но смысл [Священного] Писания не есть то, что представляется многим, но нечто иное. Ведь Слово становится плотью через каждое из начертанных речений». (прп. Максим Исповедник Главы о богословии II, 60).

Отсюда видно, что Бог Слово посредством Своих Божественных энергий, воспринимаемых нашим умом как идеи, смыслы или истины, в начале нашего "научения в благочестии" предстает не нагим, а под покровом словесных образов и иносказаний, которые Он соделывает для Себя как бы плотию. И те, кто воспринимают Писание духовно, находят в нем воплощенное Слово, каковым Писание и является по существу. Воспринимающие же Писание лишь буквально таковым плотским восприятием препятствуют вселению в них Слова, осуществляемому посредством причастия этим Божественным истинам, сокрытым под "плотью" речений.
Поскольку же всякая Божественная истина так или иначе именует Бога, то все сказанное напрямую относится к Божественным именам. Всякое действие (энергия) Божие являют нам всего Бога и требуют с нашей стороны служебного поклонения, независимо от того, являет ли нам Себя Бог под покровом человеческих слов или без этих покровов (как то было с Апостолом, восхищенным до третьего небесе и слышавшим словеса неизглаголанные). Что же касается букв и звуков, которыми обозначаются слова и фразы, избранные Словом для облечения Себя ими как бы плотию, то такие символические изображения почитаются как иконы, требуя к себе относительного поклонения.
Не случайно и самые иконы требуют надписания имени, так как изображаемый на них характир представляет собой лишь черты вещественного облика, которые недостаточны для безошибочного отнесения образа к первообразу, ибо порою мы видим людей, внешне настолько похожих друг на друга, что отличить их становится возможным только по голосу или поведению, а это уже не поддается изображению красками. В то же время надписание имени позволяет точно определить, чей это образ. И как красками мы изображаем черты внешнего облика того или иного лица, так символически начертываем в виде букв и его имя. Поэтому если речь идёт об иконе Спасителя, то вещественному изображению Его Ипостаси по плоти, также как и буквенному надписанию Его имени мы воздаём относительное поклонение, тогда как Самому Изображаемому и имени Его приличествует поклонение служебное. И что нам до того, если Бог благоволил облечься плотию, мы не перестаём из-за этого почитать Его как Бога! Также и имя Божие, – если ради нас и облечено плотию слов человеческих, то неужели по этой причине перестаёт быть энергией Божией?!

==========================

В заключении хотелось бы привести несколько цитат из творений святителей Иоанна Златоуста и Кирилла Иерусалимского о природе и силе имени Божия в ответ на Ваши вопросы:

1) Какова природа имени Божия?

Святые отцы называют имя Божие святым и достохвальным по самому существу своему. Свят же по природе только один Бог, все же остальное может быть свято только по причастию.

«Да святится имя Твое». Свято по естеству имя Божие, говорим ли мы то, или не говорим. Но, поелику в согрешающих иногда оскверняется, по оному: «вами имя Мое всегда хулится во языцех» (Ис. 52, 5; Рим. 2, 24). Для того молимся, чтобы в нас имя Божие святилось: не потому, что будто, не быв святым, начнет оно быть святым, но потому, что в нас оно святым делается, когда сами освящаемся и достойное святыни делаем. (Свт. Кирилл Иерусалимский. Поучения тайноводственные 5, 12)

...«хвалите имя Господне». Что значит это прибавление имени? Оно особенно выражает расположение говорящего; но указывает и на нечто другое. На что же именно? На то, чтобы имя Его прославлялось чрез нас, чтобы оно было явно хвалимым и посредством нашей жизни. Оно достохвально по самому существу своему; но Бог хочет, чтобы и в нашем образе жизни сияла эта похвала. А чтобы тебе убедиться в этом, выслушай следующее. «Да будет имя Господне, – продолжает пророк, – благословенно отныне и довека" (Пс.112:2). Что говоришь ты? Разве оно не благословенно, хотя бы ты и не молился? Видишь ли, что он говорит не о том благословении, которое присуще Богу и принадлежит Ему существенно, а о том, которое воздается Ему людьми? (Свт. Иоанн Златоуст. Беседа на Псалом 112, гл. 1)

2) Какая связь между именем Божиим и нетварными Божественными энергиями?

Святые отцы говорят, что именем Божиим совершаются Божественные дела, включая церковные таинства, и употребляют слова "имя Божие" и "сила Божия" как равнозначные. В Боге же сила и энергия – одно и тоже.

Свт. Иоанн Златоуст:

«Свято и страшно имя Его», т.е. вполне достойно удивления, изум­ления. Если же таково имя Его, то не тем ли более существо Его? А как имя Его «свято и страшно»? Его страшатся бесы, боятся болезни; этим именем апостолы исправили всю вселен­ную; его употребив вместо оружия, Давид поразил инопле­менника; им совершено множество великих дел; им мы со­вершаем священные таинства. Таким образом, представляя, сколько чудес совершает имя Его и сколько благодеяний, как оно поражает противников и укрепляет своих, размышляя о делах, превосходящих обыкновенный порядок вещей и пре­вышающих человеческое разумение, он говорит: «свято и страшно имя его». Если же оно свято, то для прославления нужны и уста святые и чистые. (Беседа на Псалом 110, гл. 7)

И апостолы посланы были для того, чтобы передать то, что слышали, ничего не прибавляя от себя, чтобы и мы, наконец, уверовали. Во что же уверовали? Во имя Его (Он. 1, 12). Мы не должны исследовать сущность Его, но веровать во имя Его, так как оно творило и чудеса. «Во имя Иисуса Христа, – говорит Петр, – востани и ходи» (Деян 3.6). Оно и само требует веры, и ничего из этого нельзя постигнуть разумом. (Беседы на Послание к римлянам 1, 3)

Свт. Кирилл Иерусалимский:

Много есть, возлюбленные, истинных о Христе свидетельств: ... свидетельствует тень Петрова, именем Христовым исцелявшая недужных, свидетельствуют «главотяжи и убрусцы»(Деян. 19, 12), которые, подобным образом, силою Христовою врачевали тогда посредством Павла... (Поучения огласительные 10,19)

Свидетельствует о воскресении Иисуса и Тавифа, воскрешенная из мертвых именем Его. Как же не верить воскресению Христа, когда даже имя Его воскрешало мертвых? (Поучения огласительные 14, 23)

Елиссей воскресил мертвеца, но не покорил вселенной: воскресил Илия мертвеца, но не именем Илии бесы изгоняются. Так говоря, мы не уничижаем Пророков, но тем паче восхваляем Владыку их. (Поучения огласительные 14, 16)

Мы возвещаем имя Распятого, и трепещут злые духи. Многие в различные времена были распяты, но когда прогоняло злых духов имя какого-либо другого распятого? (Поучения огласительные 4, 13)

3) Следует ли почитать имя Божие также как иконы, Крест Господень, мощи святых или воздавать имени Божию служебное поклонение?

Из приведенных выше слов святых отцов видно, что имя Божие по самой природе своей Божественно и является ни чем иным, как силой или энергией Божией. Святые призывают нас не исследовать сущность Божию, но довольствоваться прославлением имени Его, которое творит чудеса, совершает церковные таинства, требует к себе одной веры, будучи непостижимо разумом. Очевидно, что имя Божие как Божественная энергия есть Сам Бог и достойно служебного поклонения, а не относительного, которое мы воздаём всему остальному, что свято по причастию, а не по природе.
https://www.facebook.com/permalink.php?story_fbid=2386507425008803&id=100009487060779

Tags: Имя Божие, Имяславие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 10 comments