Ortorossia (ortorussia) wrote,
Ortorossia
ortorussia

Categories:

Что это за люди? Имяславцы

ИМЯСЛАВЦЫ.М.Никонов-Смородин

На каждого прибывшего в Бутырки заполняется анкета. Наконец, начинают писать анкеты на людей нашего этапа, прибывшего с Кавказа.
Около стола происходит какое то замешательство. Стол окружают пожилые казаки-хлеборобы. Конторщик начинает их спрашивать:
- Фамилия?
- Бог знает.
- Фамилия, имя, отчество? – свирепеет конторщик.
Снова спокойный ответ:
- Бог знает.
Конторщик обращается к следующему. Повторяется тот же разговор. Конторщик с минуту смотрит на них с недоумением, затем срывается с места и исчезает в какую то закуту, очевидно за справками.
Казаки стоят спокойные и молчаливые. Я спрашиваю соседа-священника:
- Что это за люди?
- «Имяславцы». Это православные. Только они верят, что антихрист уже пришел в мир и его слуги – большевики. Они не называют своих имен и не работают для антихриста. Друг друга зовут «брат» и «сестра», постятся все время и мяса не едят совсем.
«Имяславцы» - это недавно возникший православный толк, занесенный с Афона и получивший чрезвычайно быстрое распространение на Северном Кавказе (в Кубанской и Терской областях). «Имяславцы», иначе, «имябожцы», учат, что антихрист уже пришел на землю и всех православных тянет соблазном и принуждением в свое окаянное воинство. Чтобы не быть, хотя случайно, записанным в число антихристовых слуг, «имяславцы» тщательно скрывают свои имена. Поэтому на вопрос, как его зовут, «имяславцы» отвечают: «Бог знает». Это люди необычайной чистоты нравов, строгие вегетарианцы, живут общинами «братьев» и «сестер». Народ чрезвычайно трудолюбивый, но всякую работу по принуждению считают повинностью на антихриста, а потому наотрез отказываются от нее. В большевиках «имяславцы» увидели воочию пришедшее царство антихриста, а потому повсеместно оказали им непоколебимое пассивное сопротивление, вплоть до самоистребления.
В нашем этапе, следовавшем на Соловки, оказалось двадцать пять «имяславцев». Они мужественно отвечали свое «Бог знает» на все вопросы и, несмотря на угрозы и издевательства, оставались тверды и непоколебимы. В Кеми их поставили на крупные валуны во дворе карантина и заставили стоять почти целые сутки. И они стояли, суровые, неподвижные. Шел дождь. На них не осталось нитки сухой. Холодный ветер с моря иззнобил их, дрожат, зуб на зуб не попадает. Ничего: стоят сумрачные, неподвижные, молчаливые, не хотят открыть слугам антихриста своих святых имен, не согласны «работать антихристу».
На Соловках «имяславцы» отказывались выходить на перекличку. Их тащили силой. «Имяславцы» не отбивались, но на перекличке молчали. В конце концов от них отступились.
«Имяславцев» набралось в Соловках сто сорок восемь человек. Большая часть из Терской и Кубанской областей, остальные из Сибири и с Волги. Жили они около года на острове Анзере в полной изоляции.
Вскоре совнарком издал секретный декрет – расстреливать отказывающихся от работ. Начальник лагеря Успенский приказал составить акт на «имяславцев» об отказе их от работ. И всех их расстреляли.
Вот что об этом рассказал один из заключенных.
-Никогда не забуду этого ужаса, даже если бы и хотел забыть. Как раз в тот день я был наряжен в караул на Секирную.
Пост был у самого церковного притвора. Оттуда выводили смертников, а расстреливали в ограде. Стреляли часа два. Восемь палачей и сам Успенский.
Смертникам заранее связали руки. Толпа обросших бородами людей со связанными назад руками вошла в притвор и остановилась в глубоком безмолвии. Палачи еще не были готовы, и жертвы их ожидали, сколько не знаю, но мне показалось, часа два. Только один я, стоял внутри на страже у дверей, видел всю эту картину.
Слышу% снаружи шепот. Идут палачи. Сильная рука рванула тяжелую дверь, и первым вошел палач–любитель, сам начальник лагеря Успенский.
- Еще не отзвучали слова молитвы, еще шепчут ее бледные губы смертников… Успенского, как обухом, ударил этот шепот. Он повел плечами, нервно вынул наган и опять положил его в карман, прошел вдоль притвора в правый угол. Казалось, для него эти люди, умирающие за веру, шепчущие слова молитвы, стали вдруг ненавистны. Он привык видеть смертников бледными, трепещущими, уже наполовину ушедшими душой в иной мир. Шепот молитвы и сама молитва сковывали этих серых людей в одном стремлении, и на Успенского повеяло холодком. Им овладело нервное настроение. Желая скрыть свое состояние, он закурил и через плечо бросил палачам распоряжение.
- Началось… Брали с краю и уводили. Самого расстрела я не видел, слышал только сухие выстрелы палачей и неясный говор. Да порой крик кого-либо из убиваемых: «Будь проклят, антихрист!»
Так погибли в Соловках Христовы мученики – «имяславцы».

М. Никонов-Смородин.
Tags: ИПЦ, Имяславие, Исповедничество, Русская Голгофа, Русский народ
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments